Перейти к содержимому

В «практической жизни» интерес представляют только отношения личностей.
В ненависти можно отыскать мотив и обоснование чувства.
В любви мотива нет, она изначально самочинна. Она либо искренняя, и тогда никакие иные атрибуты не имеют для нее значения, включая гендерную идентичность. Либо она не истинная, и тогда это уже не любовь.

Принимает ли, засчитывает ли Бог молитву живого грешника за ушедшего в мир иной праведника? Нужна ли вообще какая-либо молитва за того, чья светлая душа уже заведомо определена Частным судом в небесную обитель? И каков нравственно-духовный статус самого́ грешного просителя в такой молитвенной ситуации?
Каковы земные и небесные контуры молитвенной энергии?

Люди почти идеальны как реальные субъекты… на достаточной межличностной дистанции и при отсутствии психо-эмоциональной коммуникации. И тогда они совершенно идеальны как воображаемые субъекты.
Люблю их всех беззаветно как возможный мир в целом!
Дистанционная идеализация как свойство эмпатического поля.

Субъективная правда моей сущности выражает объективную ложь должной природы.

Иногда даже хорошие воспоминания прошлого мешают жить настоящим.