Перейти к содержимому

От гармонично оприродованных эллинов до сосредоточенно христианизирующей Европы и цивилизационных потугов средних веков израсходовано совсем немного исторического времени. Но какая перемена в восприятии бытия и в ощущениях жизни! В какой особой точке исторического времени, в каком критическом событии прогресса началась цивилизация с её технологической дисциплиной мировоззрения и мироощущения?!

Природа свидетельствует о вечности в… бренности мельчайших проявлений. Бренность — особо пронзительная нота, обжигающей высоты обертон в осознании бытия…

Вглядываешься в этнос, воспринимаешь его бытие, и чувствуешь его историческую правду и мудрость, и принимаешь его славу…

Потом… Вглядываешься в индивидов, и… окрест встречаешь заурядную обывательщину, непосредственную глупость и заглатывающее потребительство…

Затем… Снова пристально присматриваешься к явленному случаем современнику, вникаешь в отдельно звучащую личность, и замечаешь на ней… скромный отблеск той самой нестираемой правды и мудрости народно-исторической… И скромно соучаствуешь его славе…

Для самодержавной личности мироздание не начинает Быть до тех пор, пока она, так или иначе, не обоснует его для себя, не санкционирует его существование…

Неуспешность любых попыток ментально «схватить», полно эксплицировать и внятно выразить — не то чтобы рационально, а хотя бы словом — ощущение сопричастности Бытию, несобственное чувство всеединства указывает на то, что это чувство непосредственное, оно присутствует в нас изначально и что оно, как врожденный рефлекс всего живого, выше процессов сознания и подсознания. Его сфера — чувство-вера и надсознание.