Перейти к содержимому

Иной день выражает собой объём сугубо «технологического» времени: весь день жизни уходит исключительно на обслуживание жизни; в нём, практически, нет психологически самостоятельных экзистенциальных переживаний, моментов восприятия «большого» мира и радости «большого» бытия; он плотно утрамбован мелочными процессами по поддержанию существования организма, обеспечению самых бесхитростных, но неотменимых витальных потребностей и ценностей (покупка и готовка пищи, сон, гигиена, питание, выполнение некоторых социальных функций, «подтверждающих» наличие и актуальность индивида в биосфере и социуме…).

«Содержание» индивида, поддержание жизни заменяет саму его жизнь. Как это в норме у животных…

В чащобах мелкобытийных забот приходится отважно выискивать просветы Бытия, в ясной чистоте которых, возможно, и фонарь Диогена не потребуется, чтобы обнаружить Человека.

Бесхитростные фигуры семейной гармонии: мама за ручку — справа, папа за ручку — слева. Предусловие счастья... А может уже и само неохватное и преисполненное полноты счастье — в его детских формах восприятия…

Идеальное и воплощённое единство семьи.

Но вдруг сомнение-вопрос: а если бы «по природе» малому существу полагалось не два, а три родителя, то и у ребенка, соответственно, должно было бы быть уже… три руки? 8-О

Российские социологи всё ещё натужно пытаются изучать систему ценностей

А западные исследователи уже давно и успешно изучают систему бесценностей — обесценностей, т.е., по сути, обсценную систему :-(

Жестокость социального мира абсолютно точно соответствует скудости природы человека.

Самая стабильная форма отношений — их полное отсутствие.