Перейти к содержимому

Жадно и с каким-то сверхчувственным вкусом отпиваю оставшиеся, отпущенные мне глотки благодати земной жизни…

Утекающие дни с какой-то лихорадочной настойчивостью и опасной быстротой учат… ночи. К чему такой вынужденный и преждевременный опыт?

Мой психомобиль не «выжимает» такую скорость!

Ломоть цифрового ржаного хлебушка с цифирной селёдочкой и двоичным лучком, да с численно представленным солёным огурчиком с воображаемыми пупырышками — и под электронную-то рюмочку 40-градусной (º по Менделееву) цифровки!

Цифровой гедонизм во всей его гиперреальной исполненности, дырявой дискретности и виртуальной доступности!

Тишина и покой… Полное безмолвие и абсолютное бездействие. Нульмерное пространство хотений и страстей. Никаких сожалений и тревог. Никаких проектов и перспектив. Атараксия... Пустота... Запретное Ничто...

И в этом вымороженном оазисе энтропийной гармонии — как заблудший метеорит из реликтовых бездн космоса, как отчаянная падшая звезда из сингулярных и потаённых сверхизмерений мироздания — иррациональный разгон личности, непостижимое таинство овозможнивания Эго…

Если бы я был ирбисом, я безмятежно катался бы в нетронутых снегах до отрешения от личности.