Перейти к содержимому

Душа скорбит об утрачиваемой Вечности…

А оплакивает ли Вечность потерянную душу?

Настоящее общение, подлинно живой дискурс — это как выход в открытый космос: ты не можешь дышать как обычно, ты не можешь воспринимать мир в привычных образах, думать как всегда… Всё — по-новому, всё — непривычно; сбиты все вехи, всё надо осваивать заново и, изнуряя душу почти непосильным трудом и отваживая сознание подвигом инсайта, мостить психологические тропы к новым смыслам…

Временами возникает непреодолимое, самоистребительное желание изоляции: чтобы рядом и вокруг никого не было — настолько никого и настолько разрушительно, чтобы можно было сожалеть об этом — об охватившем мир безмолвии и обступившей душу последней космопсихической пустоте…

Когда накрывает тень реликтового одиночества и оказываешься в центре опустыненной Вселенной, в потоке ощущений, то это Вечность… Безысходная вечность дления и отчаяния, и бесконечность пустоты и неверия… Вечность и суверенность личных смыслов, чистый Абсолют психологии.

И нужно уметь не потеряться в этом утратившем объективную размерность пространстве ощущений, нужно научиться упиваться этой предъявленной суверенностью и нужно иметь мужество прожить — отбыть — эту вечность. Ибо… какие пучины разверзаются в душе, какие чёрные дыры образуются в сознании, какие образы рождает осиротевшая психика!

По летним вечерам, когда затихает неотступное, денно наседающее злободневие, когда в лучах уставшего за долгий и знойный «деловой» день Солнца меркнет суетность, усмиряясь под охолаживающей сенью умиротворения, тогда становятся слышны звуки души…