Перейти к содержимому

Настоящее общение, подлинно живой дискурс — это как выход в открытый космос: ты не можешь дышать как обычно, ты не можешь воспринимать мир в привычных образах, думать как всегда… Всё — по-новому, всё — непривычно; сбиты все вехи, всё надо осваивать заново и, изнуряя душу почти непосильным трудом и отваживая сознание подвигом инсайта, мостить психологические тропы к новым смыслам…

Временами возникает непреодолимое, самоистребительное желание изоляции: чтобы рядом и вокруг никого не было — настолько никого и настолько разрушительно, чтобы можно было сожалеть об этом — об охватившем мир безмолвии и обступившей душу последней космопсихической пустоте…

Когда накрывает тень реликтового одиночества и оказываешься в центре опустыненной Вселенной, в потоке ощущений, то это Вечность… Безысходная вечность дления и отчаяния, и бесконечность пустоты и неверия… Вечность и суверенность личных смыслов, чистый Абсолют психологии.

И нужно уметь не потеряться в этом утратившем объективную размерность пространстве ощущений, нужно научиться упиваться этой предъявленной суверенностью и нужно иметь мужество прожить — отбыть — эту вечность. Ибо… какие пучины разверзаются в душе, какие чёрные дыры образуются в сознании, какие образы рождает осиротевшая психика!

В баррикадах норм цивилизованного соучастия в общественной динамике возникает хроническое ощущение собственной неформатности, крепнет чувство, что жизнь — не в той тональности…

Трагическое восприятие мира открывает свои объятия одинокой личности…

Сегодня… сегодня в воспрявшей ото сна и умытой жизни с утра встретилась одна «овца» человеческого обличья и, ессно, женского пола; несколько вполне адекватных рабочих, готовившихся к подвигу своего неквалифицированного труда; двое олигофренов на колёсах статусных иномарок; собака сама по себе, затруднившаяся с поводом прогавкаться; грузовичок с указанием фирмы ice.com на борту, а чуть ниже — «С пылу, с жару!»; инфантильный недоросль, насквозь обрызганный едкими мамиными духами… А ещё хороший chillout-трек и ворох прожаренной забытым летом палой листвы… И продымленный табачным перегаром первый вагон метро.

Пока такой баланс ещё незавершённого дня…