Перейти к содержимому

Неосознаваемая, но неистребимая жажда всюдности, вездесущности и всевременности, во всем и всегдаприсутствия — самое непосредственное и непреодолимое проявление религиозного чувства человеческого существа!

Нужно видеть Большой Взрыв — непременно во всех деталях, развернутым планом, в каждый миг его развития и во всех возможных ракурсах. Нужно плыть облаком по небу безвестной планеты и ощущать себя чревом благодатного дождя. Нужно чувствовать себя амброзией вечной жизни и причастием невыразимой Гармонии…

Нужно быть сосной на отвесном берегу, чахлой березой, муравьем — бессознательным трудягой, ветром, вечной идеей, волной неутомимою морскою, страстным желанием, аксоном в мозге разумного существа…

И нестихаемым звуком музыки сфер…

Осознавание бытия, осмысливание окружающего, предстоящего душе мира, приводит к утрате непосредственного ощущения радости собственного бытия в его текуче-бренной экзистенции. И напротив, гедонизм «добросовестного» вчувствования в каждый данный миг экранирует вселенскую рефлексию, запирает мысль, взыскующую образов иных пределов…

…Опять безмятежно улёгся телом и душой посреди Вселенского смысла…

Не я слежу за новостями, а мною и через меня агрессивно-интенсивно прокачивают новостной трафик, принуждая мой мозг заглатывать и перерабатывать насильно закачиваемую информацию.

Мои дни тихо струятся, и память о них проваливается в бездну безвестного времени, оставляя в душе непонятную грусть. О бесполезно минувшем, о пустом бытии, о скоропостижной бренности, о беззвучно канувшем, и о, вот сию минуту, незримо ускользающем…