Перейти к содержимому

Хочется чувствовать всю глубину и преисполненную полноту жизни, но… быть не настолько живым, чтобы быть готовым умереть… для вечности…

Пребываю в актуальном недоумении, неутомимо длимом злоугодливой эмпирикой моего забурьяненного бытия — картина мира эсхатологически, до полного и необратимого изменения моего измененного сознания, не соответствует (ну что поделаешь!!!) требованиям безошибочно предугадываемого должного…

Из-ума-исторгающий трагизм банальности… Священная пошлость бытия… Наверное, уже не спастись…

Надо бы срочно менять экзистенциальную орбиту… Но уж, наверное, поздно…

В иных чудесных чертогах, небось, и небо звездастее, и земля червивее, и человеки антропнее.

Уж вот уже, скоро печальное торжество искомой вечности…

Но пока ещё — сроки обманываться… и упиваться благоявленной бренностью! Особенно — солнечно-данной.

Природа свидетельствует о вечности в… бренности мельчайших проявлений. Бренность — особо пронзительная нота, обжигающей высоты обертон в осознании бытия…

Летний день, знойный полдень… Нехотя барражирующие ошалевшие мухи, из последних сил басовито жужжащие в густом прожаренном воздухе, почему-то, совершенно неожиданно для застигнутого врасплох сознания олицетворяют… неизменность, вечность, какую-то мелкую, но неистребимую — неотменимую, и просто объективно необходимую (!) — правду жизни…

И что тут делает разум? Он даже не жужжит…

Смерть обнажает Вечность…