Перейти к содержимому

Наблюдаю… Бездеятельно и почти безучастно, отчаянную борьбу сторон: Ангел-хранитель vs Аггел-погубитель. И оба — мои.

Накапливаемый, словно вода в обветшалом трюме, опыт экзистенциальной рефлексии и самой жизни утомляет личность, образуя на ней накипь равнодушия и безучастности; прагматизм жизни беспощадно выжигает душу; пресыщенность девальвирует сущность явленного человека и эсхатологически замыливает восприятие чудесности бытия.

И всё же, благословенна Книга Жизни, на какой-то безвестной странице которой мелким шрифтом заботливо вписаны наши имена.

Да будет так!

В краснощёкой молодости нетерпеливо торопят бесконечные тягучие дни и недели. В старости с бледным от бессилия лицом привыкают безучастно следить за мельканием коротких последних десятилетий…