Перейти к содержимому

Мы живём в вероятностном мире, и само наше существование, наличие в этом мире — не просто вероятностно, а исчезающее маловероятно.

И вот, изнутри этой ничтожной, но каким-то чудом исполнившейся вероятности, обернувшейся для нас благоданной достоверностью, мы напряжённо вглядываемся в обступающий большой разновероятный мир и пытаемся приписать всему зыбкому, неуверенно ощущаемому прочность бытия, атрибутировать ему надёжность реальности, фундаментальность и незыблемость его наличествования, оперируя понятиями вечность, бесконечность, всюдность. И уповаем, что и сами однажды выберемся из локально-заданной неуверенности, своего самоограничения и обретём равновеликий статус пребывания в мире — бессмертия, полноорганности, способности к соучастию в продолжающемся творении Сущего.

Злоба и глупость — величины бесконечные!

Полнота знаний о жизни невозможна в биосфере — для этого требуется бесконечность космоса и его вечность. Всё остальное — паллиатив, сомнение, представление…

Одна сторона вопроса тотального преображения бытия — как эмпирически проявленной разумной жизни обрести статус неуничтожимой — самораскрывающейся в вечности и бесконечности — универсальной сущности.

Другой, встречный вопрос — как актуально реализуемой бесконечности, в её пространственно-временном измерении, исполниться в качестве живой мыслящей сущности — сознающей и творящей субстанции?

И какой из этих вопросов легче решить?

Ответ — к утру следующего бытия!

…И вот уж квант абсолютной потенции с поросячьим визгом восторга пронзает многоявленную твердь космоса, преображая космическую бесконечность вселенной, раскраивая ткань мироздания, воспламеняя зиждительной энергией новые звёзды и сотворяя небывалые формы благодатного проявления Сущего.

Нам заповедано зажигать многие новые солнцы, а мы сжигаем единственное дарованное, испепеляя его космологическую сущность в прах ничтожных вожделений…