Перейти к содержимому

Культура, в её абсолютном смысле и инвариантном выражении — это всесветно-человеческий подвиг бессмертия.

Мы живём в вероятностном мире, и само наше существование, наличие в этом мире — не просто вероятностно, а исчезающее маловероятно.

И вот, изнутри этой ничтожной, но каким-то чудом исполнившейся вероятности, обернувшейся для нас благоданной достоверностью, мы напряжённо вглядываемся в обступающий большой разновероятный мир и пытаемся приписать всему зыбкому, неуверенно ощущаемому прочность бытия, атрибутировать ему надёжность реальности, фундаментальность и незыблемость его наличествования, оперируя понятиями вечность, бесконечность, всюдность. И уповаем, что и сами однажды выберемся из локально-заданной неуверенности, своего самоограничения и обретём равновеликий статус пребывания в мире — бессмертия, полноорганности, способности к соучастию в продолжающемся творении Сущего.

Как бессмертный Агасфер нашёл удобное пристанище для прибыльного бизнеса на Большой Бронной и устроил свою нескончаемую жизнь, точно так же и смертный титан — ветхозаветный Левиафан — в новейшее время получил дополнительное, вполне рыночное, среднее профессиональное образование. Он стал бульдозеристом. И теперь ловко орудует рычагами, управляя титаническим же, подстать себе, глобальным бульдозером. Демоническим ножом неугомонного прогресса этот технический колосс сдирает культурную дерму планеты, а механическим брюхом вспарывает глубинные пласты жизни, извлекая и вываливая под мертвящее излучение Вселенной, под жёстко-рентгеновский циничный хохот Космоса сокровенные коды человеческой культуры. И имя этому бульдозеру Левиафанову, бронтозавру техносферы — Цивилизация… Он выполняет предпотребительскую подготовку бытия, а-культивирует жизнь, собственно, лишает её всяческой культурной основы, выводя культуру за сферу жизненных и духовных приоритетов, между прочим и всё ещё, homo sapiens…

В 1937 году бессмертный Агасфер всё же был расстрелян в России… Но таки воскрес, выкарабкался и, пройдя все этапы и извороты планетарного исторического процесса, успешно адаптировался в условиях динамического социокультурного формата цивилизации. Нынче он бойко торгует кошерным провиантом на углу Большой и Малой Бронной в Москве :-)

Вечность нельзя умалить, даже расстреливая её из крупнокалиберного исторического пулемёта.