Перейти к содержимому

Жадно и с каким-то сверхчувственным вкусом отпиваю оставшиеся, отпущенные мне глотки благодати земной жизни…

Слезами дождя печалуется насупившееся московское небо. Оно окончательно прохудилось и прощедрилось неостановимыми струями жидкой благодати. Дождь методично-уверенный, неотступный, извечный, но не агрессивный и даже... заботливый, прикровенный. Отныне и навсегда. Чудесная психотерапия небесными водами, орошающими и возрождающими неотмирные смыслы.

Погода чарующая, создающая ощущение нереальности и мирского свершения и даже полного завершения. Если к ней добавить трек добротного Chillout’а и глоток чистого алкоголя, претворённого красным вином в неиссякаемом бокале, а ещё отсутствие назойливых дураков, собак и машин, то… Гоа, Канары и Бали не выдержат конкуренции с московской хлябью в распахнутости души и её презрении к гравитации обыденности, по-хозяйски бесцеремонно коллапсирующей потенциально бесконечную личность… Всегда и везде. Почти.

Одним для истовой веры необходимы реликвии, мощи и святые артефакты, открывающие чувственные каналы восприятия божественной основы мира.

Другие способны осознавать величие замысла Божия о мире и человеке напряжением мысли, усердием логического и «паралогического» воображения, теоретически.

А третьи... просто жадно пожирают мир, подгребая под свою алчную седалищную сущность всю вселенскую благодать и торопливо набивая ненасытную утробу обездушенной космической пылью...

Способность, возможность и стремление к общению — «имманентная благодать» личности, её неотъемлемое благословение, дар Божий — психофизиологический «функционал», встроенный в сущность человека. Это «предустановленное» свойство, к счастью, не зависит ни от роста индивида, ни от цвета его глаз или волос, ни даже от уровня образования и доходов, языка, этнической и конфессиональной принадлежности… А ещё от расстояния и формы самого общения (ибо оно возможно и без слов, без очного соприсутствия и без физического со-беседования).