Перейти к содержимому

И всё же…

Что будет после того, как Всё перестанет и больше ничего не будет?

На этот логически совершенно безупречный вопрос современное научное знание стыдливо отмаливается. Состояние протовселенной накануне Большого Взрыва настолько сингулярно, что о нём лучше не пытаться рассуждать. Но, как известно, крайности сходятся и потому можно попробовать приблизиться к представлению о том, что было, когда ещё ничего не было?

Когда Сущее насквозь перестанет, до конца совлечётся самоё себя — куда податься моей неискупленной душе?

Неудавшийся грешник, нечаянно вынужденный стать творцом нового мира. И будет ли такое творчество движением к новому, преображенному небу или же вглубь онтологического подземелья?

Ибо Сущее никак не может изничтожиться, подло инвертироваться в опустыненное Не-Сущее, которому и существовать-то не позволено, поскольку оно есть чистое и предельно сильное отрицание существования.

Значит, уже пора проектировать и прочерчивать круги последующего, иного — паки — бытия, кроить ткань нового пространства-времени, выводить дефиниции и законы иного миропорядка, определять и задавать новые эоны неутомимого и всевластного дления Мультиверса…

Даже если теория Большого Взрыва и объясняет «механику» возникновения мироздания, т.е. как именно появилась Вселенная, то она совершенно ничего не говорит о том, зачем она возникла, т.е. не вскрывает первопричин и целей этого удивительного события, стыдливо и по незнанию умалчивая об истинных источниках и первоосновах Бытия!

Неосознаваемая, но неистребимая жажда всюдности, вездесущности и всевременности, во всем и всегдаприсутствия — самое непосредственное и непреодолимое проявление религиозного чувства человеческого существа!

Нужно видеть Большой Взрыв — непременно во всех деталях, развернутым планом, в каждый миг его развития и во всех возможных ракурсах. Нужно плыть облаком по небу безвестной планеты и ощущать себя чревом благодатного дождя. Нужно чувствовать себя амброзией вечной жизни и причастием невыразимой Гармонии…

Нужно быть сосной на отвесном берегу, чахлой березой, муравьем — бессознательным трудягой, ветром, вечной идеей, волной неутомимою морскою, страстным желанием, аксоном в мозге разумного существа…

И нестихаемым звуком музыки сфер…

Сама идея Большого Взрыва (Big Bang, BB) провоцирует представление о том, что была и причина, и материал для такого акта, и назначенные сроки, а значит — и это главное — был замысел этого акта и его автор — субъект 2B. И все эти обстоятельства и условия — внешние и первичные по отношению к самому 2B и его последствиям.

Действительно, осуществление 2В неявно предполагает наличие, по меньшей мере, вместилища, не говоря уже о субстрате и замысле такого акта.

Современная концепция расширяющейся Вселенной тоже, как будто, подталкивает к признанию того, что это расширение идёт в чём-то, в каком-то лоне, т.е. во внешней среде…

Энтропия — пыль, поднятая в момент миросоздания, актом его творческого замеса. Это шум (розовый, мерцательный?), поднятый Большим Взрывом. Это реликтовая пыль первоначального, исходного творения. Она сакрально сущностна. Как только она осядет (в виде исполненного бытия), так свершится, онтологически исполнится полнота времён данного мироздания. И наступит космический эон нового творения, нового воспроявления Мультиверса.