Перейти к содержимому

В России чиновник и коррупционер-казнокрад — почти синонимичные понятия и тождественные социальные явления (моральные недоумки не в счёт). :-(

Причём, чем выше должностной статус столоначальника, тем вероятнее это статистическое тождество.

Тёмная материя — это «нормальная» материя аномальных галактических объектов, наблюдаемые части которых современной наукой опознаются как чёрные дыры. Скрытые массы такой материи необнаруживаемы, ибо её сущностная физико-химия скрыта за горизонтами событий вселенских Чёрных дыр.

Итак. Тёмная энергия тёмного бытия тёмного мира…

Неясные смыслы теневой сущности. Которые незримо проникают и тайно взаимодействуют с реальностью, поддающейся наблюдению и достоверной регистрации!

Тёмное бытие иного, непознаваемого мира, как сокрытая вероятность неизвестных метаморфоз этого, непознанного мира. Обнаруживаемая нами наша реальность — относительна, условна. Её существование не достоверно и не абсолютно, но зато абсолютно недоказуемо (в логике антропного принципа). «Антропный принцип» — всего лишь космологическое психотропное излучение, обманчивый зов «космических сирен» — фундаментальных констант мира; это завораживающие звуки вселенной, которые обманчиво склоняют нашу малодушную, геологически закупоренную логику к признанию объективного существования мегагалактической реальности. Разность масштабов явлений — «малого» мира, в котором справедливы законы логических умозаключений планетного Homo sapiens, с одной стороны, и выводимого из этих умозаключений «большого» мира, в котором действуют законы бытия метавселенной, с другой, — вызывает большое подозрение. Возможно — с некоторой вероятностью, — такая мегагалактическая реальность действительно есть, «реальствует», т.е. реализуется. Но и вероятность противоположного факта — что мы не есть в мире, которого в действительности-то и нет — тоже далеко не нулевая. Где-то должна быть универсальная линейка для измерения этих сопряжённых величин…

Всякая попытка доказательства объективного существования одного вероятного индивида другому такому же вероятному индивиду — лишь чувственная эквилибристика и криволинейная психология, которые полностью во власти вероятностного принципа вселенной.

Нужен действительно сторонний взгляд, вооруженный логикой большого бытия целокупного мира, и способный к восприятию и познаванию явлений как по сю, так и по ту сторону чёрных дыр. А так же и синих, и коричневых, и красных дыр — их спектр широк…

Представим, что мы ещё не умерли... Допустим такую исчезающую вероятность, что мы все ещё — чудесно ощутимо — живы.

И тут обнаруживается, что над нашим, пока ещё не сопревшем в гумусную труху Эго — безначально и бесконечно необъятные небеса метафизической высоты, непросматриваемой глубины и истой, первородной синевы, с пробуравленными бойницами-проскважинами запредельно-непостижимого смысла…

Но созерцание такого смыслового ландшафта бытия заведомо и многократно превышает возможности эмпирического осознавания. И потому, всё же, изначальное допущение некорректно. Ибо такие смыслы вмещаются только в сознании, изрядно продырявленном и оплодороженном космогоническими червями. Ибо они есть уже благотворная радиация и завершённые конструкты психогенной атомной пыли мироздания — нетленные продукты распада эмпирического сознания.

Добро пожаловать в иное измерение бытия. Приносить с собой земное запрещено.

Дерзаем обустроить свою жизнь на твёрдых основаниях, на высоком берегу немелеющего потока Бытия, в мире, непрерывно размываемом струями изменчивой вероятности и иссекаемом разрывными пустотами коварной стохастичности, но… прочно удерживаемом в кованых обручах детерминизма — божественного провидения.

Однажды мне довелось жить... Просто жить.

Это был напряжённо ощущаемый экзистенциальный опыт…

Чудесный!

Исполненный интриги и вероятности, переменчивое выражение которой бодрит каждый миг существования, делая его непредсказуемым и всегда оригинально-свежим. Ибо драматургия жизни отдельного её носителя, — к счастью, принципиально непредсказуема.