Перейти к содержимому

Формула «Vox populi, vox Dei» справедлива лишь в условиях «плавного» эволюционного процесса общественного бытия. В режиме же явной и существенной нестационарности социокультурной динамики эта формула не только не валидна и не отражает весь реальный динамизм (и драматизм!) явлений, но и вводит в опасное заблуждение, ибо утробный «зов» толпы может вынести влекомый этой потребительской песнью бизнес-сирен социум на стремительный «хайвэй» общественного небытия, выбросить его на «вылетную» магистраль, ведущую к исторической пропасти, «ибо непостоянство толпы всегда граничит с безумием» (Карл Великий), тогда как незвучный глас одинокого праведника способен ненавязчиво указывать на трудную, приметную лишь одному ему, но спасительную для всех тропу преодоления переживаемых тягот социального бытия.

Да, толпа, в отличие от роя мух, может ошибаться! Ибо у мух нет свободы воли!

Помню, как однажды я оказался совершенно один на опустелой планете... Остался не как дежурный, и не как комендант, а вообще один. Т.е. единственный и последний, которому суждено было стать первым.

Я был ум, честь и совесть планеты. Её слово и дело.  Её чувство и воля. И, наверное, её душа — растерянная, но живая. Я был тектологический  импульс её становления как затерянного в пространственно-временных координатах вселенной, но благоуханного острова космобиосферы.

Вспоминаю ещё, мне было неуютно и просто нелегко, но я всё ж справился… И теперь эта планета — именно то, чем она и должна быть по творческому замыслу, и то, что она и есть.

Очень трудный опыт практической космографии, дивный эффект психопланетаризма!

В реальной жизни, как правило, не человек управляет обстоятельствами, а обстоятельства играют человеком. Две стихии в неутомимом натиске своих естественных начал…

Морская волна неутомимо и безжалостно-ненасытно накатывает на песчаный берег, и песок не волен выбирать, как ему «поступить», что ему делать: его участь — постоянно и «добросовестно» впитывать эту пенную водную стихию в себя, вынужденно отдавая на растерзание свою сущность внешним обстоятельствам. Которые строго нормируют и дисциплинируют даже самую мятежную волю…

Возможность выбора — реализация свободы. А в свободе от выбора достигается её абсолютная полнота! Это более сильный принцип свободы, нежели известная формула классика «свобода — осознанная необходимость». Свобода как безальтернативность действия — свойство объективно детерминированной системы.

А вот воля, — напротив, обязательная, императивная необходимость выбора: проявление, осуществление воли невозможно в «пассивном» режиме, путём реализации «по умолчанию» или по внешней необходимости. Нельзя проявлять волю — волить — неосознанно, не принимая какого-либо решения, не делая какого-либо выбора, ибо воля — это суверенный акт активности субъекта.

Свобода — «от чего», воля — «для чего» или «к чему». Свобода — пассивное состояние, «страдательный залог», воля — активное действие, «действительный залог». Ибо если субъект волит, это значит, что он именно проявляет волю, это уже действие, пусть даже и в мысли — как акт пока ещё гипотетический, как решение о последующем действии.

Свободой можно распоряжаться и использовать, волю нужно проявлять и реализовывать.

Я жажду свободы и восторга; и притом ищу покоя и телесной тишины — избавления от страстей, изъедающих мою богоподобную сущность, тишины от назойливых веяний пожираемого энтропией мира. Восторга неостановимой свободы. Свободы от навязываемых проявлений мира и «приличествующего» участия в них, от тесноты неуёмных желаний, от угарной духоты страстей, от придавленности обветшалыми ценностями сего мира, алчно ищущих своих фанатичных адептов. Покоя утихомиренной психофизиологии организма, физико-химических свойств окружающего — бушующего и вожделеющего — мира. Покоя распоряжаться своей свободой.

Это воля. Как творчески-деятельный порыв, импульс, точнее волна преображения всеобщего, как распоряжение свободой творения мира.

Я ничем не стеснен, не ограничен. Я свободен и, одновременно, покоен, сосредоточен как сгусток, квант благодатной энергии, готовой излиться актом творчества чего-то доселе нового в этом постоянно творимом, вечно и неутомимо созидаемом благословенном мире. Я мощен, но добр, я всесилен и решителен, но соразмерен и мягок, я абсолютен, но снисходителен... Я самостоятелен, но зависим, я отстранён и неприступен, но моя энергия — энергия живоносного утверждения.

Я уже почти свобода, теперь для: для необузданного творчества...

Я — самодержец, источник и агент собственной воли. Я — суверен и подданный своего замысла о себе, о человеке, о мире, о Боге!

Я — импульс, ещё не набравший максимум значения своего потенциала от полного нуля до абсолютной единицы...

Я электрический ток высочайшего вселенского напряжения, напитывающий всю сущность, пронизывающий весь организм, создающий экстра-тонус души и тела, состояние невероятной физической и духовной алертности личности.

Я жар вселенского чувства, преисполняющий до краёв всю предполагаемую и предстоящую космоноосферу, космическую ойкумену мирового бытия.

Я смысл Универсума, воплотившийся в проявленную и продолжающуюся силу становления Всего, Единого, Сущего.

Моя прежняя сущность отпустила и целительно опустошила меня, я полностью исчерпан, но до краёв исполнен надэкзистенциальным предчувствием, напряжённой, активированной волей и космогонической энергией нового порядка бытия. Во мне ничего не осталось, во мне ничего больше нет. И меня уже нет, это пустота, иссыхающая по источнику нового Закона. Я совлёкся телесности, удалился от моей бренности и избавился от злободенствующей тленности.

Я нежная волна-прикосновение эфира, требовательно, но ласково обнимающая, согревающая и освежающая одновременно; я мягкая волна-излучение рассеянного света, успокаивающая и мобилизующая одновременно. Я легкая волна-дуновение воздуха, я луч света, я квант энергии, я сгусток воли, я выражение свободы, Я — Азъ есмь!

Я мягко-упругая волна энергии, которая не подавляет, не подчиняет, а бережно охватывает и поглощает собой — всё мое существо, все боли и страхи, все нравственные тревоги и психические переживания. Она уравновешивает, успокаивает, умиротворяет и примиряет. Она гармонизирует внешнее и внутреннее напряжение состояний.