Перейти к содержимому

Время имеет определённую скорость своего хода, и, зная её, теоретически можно скомпенсировать этот ход/течение времени, т.е. «зависнуть» во времени, оставаясь в нём «неподвижным». Таким образом, можно «остационарить» само время, перемещаясь во времени, как бы «плывя» в нём со скоростью хода самого времени, а не пропуская через себя его необратимый абразивный поток. Жизнь со скоростью времени и потому… без времени.

Мы уходим тогда, когда теряемся во времени — времени «живых» ощущений детства и молодости, путаемся в культурно-темпоральном пространстве.

Когда детское «чувство дома» у нас утрачено, мы начинаем ощущать латентное одиночество и потерянность в огромном — неузнаваемом — окружающем нас мире.

И всё же… В иной реальности мне точно и трагически будет не хватать этой. Не могу даже представить, как я буду находиться вне её и обходиться без неё.

Но ещё бо́льшая интрига и ещё большее затруднении в моём представлении о Сущем, — это образ, и структура, и содержание покинутой, оставленной мною этой реальности, из которой я был однажды насильственно изъят. Мир будет в то время, когда меня не будет — но как?..

В детстве очень много «пустого» времени, но ни одному ребёнку не придёт в голову сожалеть об этом. Ибо чем бы он ни был занят в самый «бездельный» миг своей жизни — это, прежде всего и неподдельно, миг самой настоящей жизни, непосредственно открывающейся ещё не искушённому сознанию ребёнка невиданными, восхитительными ощущениями. Это первое чувство жизни во многом, во всём; это первый вкус жизни и сама первая жизнь в каждом отдельном ребячьем её проявлении, и в необозримо-целостном восприятии. Это первое — необъятное — чувство в мире и первое чувство мира, которое даже не с чем сравнить...

1

Бывают моменты, когда возникает обжигающее желание и судьбозначимая необходимость откатить уже произошедшие события своей жизни, «отмотать» само время…

Но ещё чаще — ещё до рокового иррационального разноса — не хватает знания «альтернативной судьбы», иной истории — того, что могло бы быть, но… не произошло; как могли бы развиваться события, но... этого не случилось, потому что история жизни в её конкретном событийном движении сделала другой изгиб! И знание этого нереализованного «возможного» трека никак не отражено ни в каких вселенских архивах, ибо оно попросту отсутствует в этом эмпирическом мире… Природа оперирует явлениями из категорий действительного и реального, а не возможного и желаемого.

По-бунтарски трудно смириться с такой диссимметрией бытия. Из шансов — один единственный, включая ошибочный.

И если полученный опыт — это камень, то его закономерный итог — дно реки жизни?