Перейти к содержимому

Пятна уличных фонарей, слепящим облаком накрывшие городские мегастойбища культурного человечества, надменно и самовлюблённо затмевают ненавязчивый свет звёзд: огнь гедонизма уверенно, по праву эмпирической актуальности, гасит в песке потребительской алчности лучи сквозящей Вечности…

Зимой жизни нет. И потому, слов — тоже.

Весной она размыта и разжижена мутными желаниями, хотениями талой плоти…

Летом она безнадёжно пресыщена гедонизмом, избыточностью удовольствий, полнотой экзистенциальных благ и чувственных чревоугодств.

И лишь осенью, многокрасочно свидетельствующей смерть и напоминающей о бренности, всё исполняется смысла, всё взывает и отчаянно кричит: жизнь! Всё с горячностью угасающего тепла взыскует Абсолюта…

Чем тлетворнее жизнь, тем слаще её запах :-)

Осознавание бытия, осмысливание окружающего, предстоящего душе мира, приводит к утрате непосредственного ощущения радости собственного бытия в его текуче-бренной экзистенции. И напротив, гедонизм «добросовестного» вчувствования в каждый данный миг экранирует вселенскую рефлексию, запирает мысль, взыскующую образов иных пределов…

Поистине, для современного гедонистического «прицела» в бытии человека, мозг — всего лишь орган для выработки эндорфинов, своеобразный психо-органический «мускул» для извлечения и получения удовольствия во всех доступных формах. И в максимально возможных количествах.

Глубоки и зловещи каторжные шахты потребительства…