Перейти к содержимому

Как-то неожиданно и по-детски нелепо застрял между желаемым и возможным. А должное — и вовсе, словно кнут и кандалы, одновременно, для расслабленного Эго

Гамлетовский предельный вопрос «быть или не быть» можно переформатировать в иной модальности: что ценно (выбрать, предпочесть) — наличное или должное? Принять то, что есть и «быть» в нём, или же отказаться от имеемого в пользу надлежащего быть (объективно)? Второй вариант допускает два исхода — 1) отказ не только от данной среды, но и от самого себя, от того, чтобы «быть» в «ненадлежащей» онтологии; 2) или же бунтарски пробовать трансформировать текущее состояние бытия в должное. Последнее требует усилий и ресурсов, воли решения и времени его реализации. Тогда исходный вопрос и вовсе может быть транспонирован в формулу «здесь/сейчас или в другом месте/в другое время?», или даже: «стоит оно того или не стоит?» 8-O

Реальность должна мечтать о сверхреальности и воображать себя постреальностью, она должна волить и усиливаться стать сверхреальностью, дерзать преобразиться в реальность качественно высшего порядка. Реальность всегда должна заключать в себе импульс преображения, творчески нервироваться им, иначе мир остановится и перестанет.

Наличное, не утрачивая актуальности, непрерывно должно грезить должным...

Пребываю в актуальном недоумении, неутомимо длимом злоугодливой эмпирикой моего забурьяненного бытия — картина мира эсхатологически, до полного и необратимого изменения моего измененного сознания, не соответствует (ну что поделаешь!!!) требованиям безошибочно предугадываемого должного…

Из-ума-исторгающий трагизм банальности… Священная пошлость бытия… Наверное, уже не спастись…

Надо бы срочно менять экзистенциальную орбиту… Но уж, наверное, поздно…

В иных чудесных чертогах, небось, и небо звездастее, и земля червивее, и человеки антропнее.

Уж вот уже, скоро печальное торжество искомой вечности…

Но пока ещё — сроки обманываться… и упиваться благоявленной бренностью! Особенно — солнечно-данной.