Перейти к содержимому

Зима…

Нектар — из прозрачного льда неприхотливых сосулек, манна — щедрыми горстями пушистого снега, симфония — в простуженных аккордах вьюги, гармония — в медитативном танце снежинок, занавес — из неосязаемого бархата снегопада. Исповедь тихой стихии зимы...

Заиндевелое счастье льдяного узорочья, припорошенного снежной пудрой. Бодрость морозного дыхания. Отдохновение сумрака полурассветного дня. Покой одноцветной невозмутимости. Оптимизм непорочной чистоты. Смирение скудостью обмершей природы. Евхаристия выстуженной простоты…

Если бы цветы знали, что такое зима, они, возможно, никогда бы не расцветали…

Если бы жизнь догадывалась о смерти, осмелилась бы она воспрянуть?

Зимой жизни нет. И потому, слов — тоже.

Весной она размыта и разжижена мутными желаниями, хотениями талой плоти…

Летом она безнадёжно пресыщена гедонизмом, избыточностью удовольствий, полнотой экзистенциальных благ и чувственных чревоугодств.

И лишь осенью, многокрасочно свидетельствующей смерть и напоминающей о бренности, всё исполняется смысла, всё взывает и отчаянно кричит: жизнь! Всё с горячностью угасающего тепла взыскует Абсолюта…