Перейти к содержимому

Наши «дотехнологические» соседи по историческому времени — предшествующие поколения — умели выуживать, выцеживать, извлекать, намывать информацию по крупицам, соединять мельчайшие пылинки сведений, «выпаренных» из разных источников, в целостную и гармоничную картину мира, вышаманивая человекоразмерную систему мировоззрения. Они умели экономно, но эффективно, иногда ювелирно обращаться с тем скудным, к тому же не всегда достоверным, информационным материалом, который так удивительно углублял и расширял их мир, их представления об этом мире, а значит и их психику.

Нынешнее IT-пресыщенное представительство мировой — территориально всепланетной и исторически всевременной — цивилизации настолько затоплено, зашлаковано информацией (включая её паллиативный мусор), что начинает утрачивать навыки бережного ментального обращения с ней, её ценностной фильтрации и сортировки. Небрежность в обращении с информационными ресурсами, культивирование IT-свалок и даже IT-могильников закономерным образом ведёт к деградации культуры глубокой содержательной переработки, тщательного осмысления и интерпретации информационного сырья, легкомысленно превращаемого в «бросовое» вторсырьё… Экономика информации — в состоянии дикарского варварства.

Мы — информационные свиньи, ненасытно и без разбора пожирающие любой контент, преизбыточно попадающий в нашу широкополосную информационную лохань…

Эволюционный парадокс?.. Или становление IT-антропологии?..

«Всегда есть выбор». Расхожая и легкомысленная сентенция... Но иногда жизненно важно сделать принципиальный выбор в условиях, когда… варианты/альтернативы не известны, когда список возможностей заведомо неполон или представлен исключительно одним, как правило, негативным, полюсом. Полная спецификация вариантов и обоснование именно «правильного» из них, возможно, где то и существуют, но трагически сокрыты от понимания того, кому предстоит выбирать; информация о них недоступна для учёта при фактическом принятии решения, возможно — «решения жизни». А мучительный поиск последнего совсем не обязательно даёт желанно-благой результат. Жестокая логическая неопределённость, оборачивающаяся экзистенциальной рулеткой...

В ситуации объективной невозможности действительного выбора из, когда реально выбирать не из чего, — что, в этом случае тоже реализуется «сквозной» принцип возможности выбора? Или, всё же, это сценарий действительной невозможности выбора, его отсутствия, драматической неосуществимости?

Если бы все знали путь жизни, все и были бы живы, и ни один ребёнок не погиб бы во время пожара в Кемерово весной 2018-го, ибо никто же, даже малый ребёнок, никогда и ни за что сознательно не выбрал бы трагический путь смерти. У них не было возможности выбора, а значит и самого выбора. И не важно, не было ли его по объективным причинам, или же он был «просто» неизвестен, поскольку субъективное незнание выбора фактически равносильно его отсутствию, хотя, возможно, что на какой-то странице какой-то книги Жизни в какой-то вселенской библиотеке этот выбор прописан. Но остался непрочитанным.

Если бы все знали путь счастья, то и не было бы ни одного несчастливого на планете, ибо это, как минимум, свидетельствовало бы о неразумности, психической девиантности отчаявшегося.

Итак, путь смерти — это [мнимая!?] свобода осознанного выбора или всё же его отсутствие?

Чем глубже — точнее и полнее — информация об одной личности, тем непостижимее  она для другой.

Ибо атрибут личности — её оригинальность, сущностная непохожесть на других. Подлинная Личность — всегда осуществление Иного.

Я уже догадываюсь, о чём завывает неугомонный ветер в щелях оконных проёмов…

Мудрое знание природы — в сквозняках информации, неисчислимые биты вечных звуков — в хранилищах незримых пустот…

Бросив камень запроса в вязкую среду первичной информации, швырятель, будь готов к утоплению поднятыми волнами резонанса и опутыванию всплывшими смыслами — чужими, тягучими и ненужными.