Перейти к содержимому

Ныне переживаемый Европой миграционный (и сопутствующие ему) кризис, наиболее хлёстко ударивший по Германии, — словно исторический «противоход» гитлеровскому национализму 30-х годов прошлого столетия. Германия, неумеренно и без разбора принимая интернациональную смесь мигрантов, спустя несколько поколений словно расплачивается и компенсирует (в своём национальном сознании только лишь?) жестокие гонения народов и гуманитарное варварство во времена своих исторически обезумевших «наци»…

Германии, мещански чрезмерно размягчённой и обывательски обмелевшей в условиях национально-цивилизационного, технологически обеспеченного благоденствия, уже пора снять с себя проклятие Второй мировой, совлечь вериги исторической вины и национально-нравственного самоистязания. Нужно практиковать настоящую, актуально длимую историю, а не переживать «по кругу» рефлективные артефакты её минувших событий, в тщетной попытке «окончательного и вселенского покаяния».

«Если бы у меня были тапочки, я бы не наследил в Истории!» — примерно таким мог быть ответ французского лидера президенту США по поводу замечания последнего, что если бы у кого-либо из публики, безжалостно расстреливаемой террористами в ноябре 2015 года, было оружие, то террориста тут же и застрелили бы, «эффективно» и быстро остановив злодейство.

Экие ловкие и предусмотрительные американосы-сэшэавцы! Планетарно-исключительные…

России, для окончательного определения её исторической судьбы, необходимо — всё же! — овладеть Царьградом. И тем самым, наконец-то, исполнить свою историю как историю Третьего Рима.

Миру — мир! И в человеках — благоволение!

В октябре-декабре 1916 года Россия, в лице безвольного Николая II, окончательно упустила из слабеющих государственных рук не только свою победу в I мировой войне, но и Царьград, Босфор, в конечном итоге — свою будущую Великую Историю как вселенского Третьего Рима. Ирония истории — Великую Историю разменяли на Великую Революцию. И в людоедских событиях Великой Революции была варварски распята и расстреляна Великая История.

Новый социально-политический тренд в мире: закат демолиберализма. Либерализм, и то в дозируемом количестве — только в экономике.

Историческая ступень социально-политического либерализма своё отработала: вывела на заданную орбиту геоэкипаж — земное человечество, — будет отстрелена и сгорит в плотных слоях минувшей истории. Эпоха, начатая Возрождением и Реформацией и увенчавшаяся утверждением модели демократии последних лет 20 века, завершена! Впереди — жёсткая борьба за выживание, за ресурсы, за место под солнцем, за саму жизнь. В этом обостряющемся соперничестве не годятся вялые и маломощные инструменты и методы ведения бескомпромиссной конкурентной борьбы. Теперь уже не до реверансов и политеса, не до дипломатии и демократических свобод. Нужно быть решительным до категоричности, сильным до грубости, жёстким до беспощадности, прямолинейным до наглости и эгоистичным до беспринципности.

В складывающихся геополитических, социокультурных, финансово-экономических условиях дальнейшего цивилизационного развития устоять перед многочисленными вызовами, гарантированно вписаться в виражи криволинейного тренда эволюции и, в конечном счёте, пробиться в метаисторию сможет та страна, которая сильнее закрутит гайки пустопорожней и безответственной — на западный манер — демократии и прогнившего либерализма, разъедающих остатки духа традиционных ценностей и самого общества. Растёт спрос на модель суверенной демократии, органически воспитываемой в системе координат национальных духовно-нравственных универсалий.

В набирающей бешеные обороты борьбе и противостоянии национальных стратегий устойчивого развития, окаймлённых концепцией «золотого миллиарда», можно предвидеть гонку за создание наиболее жёстких национально-государственных моделей бытия социума. Своё место и свою квоту в золотом миллиарда на планете завоюет и отстоит то общество, которое сумеет реализовать режим наиболее строгого ограничения и самоограничения: в потреблении, демократии, свободе нравов, манипулировании ценностями, культурной и профессиональной дисциплине...

Это и будет осуществление демократии, понимаемой как реализация свободы и права каждого сохранять человеческое достоинство. И это необходимая ступень на долгой лестнице к психократии.