Перейти к содержимому

России, для окончательного определения её исторической судьбы, необходимо — всё же! — овладеть Царьградом. И тем самым, наконец-то, исполнить свою историю как историю Третьего Рима.

Миру — мир! И в человеках — благоволение!

В октябре-декабре 1916 года Россия, в лице безвольного Николая II, окончательно упустила из слабеющих государственных рук не только свою победу в I мировой войне, но и Царьград, Босфор, в конечном итоге — свою будущую Великую Историю как вселенского Третьего Рима. Ирония истории — Великую Историю разменяли на Великую Революцию. И в людоедских событиях Великой Революции была варварски распята и расстреляна Великая История.

Новый социально-политический тренд в мире: закат демолиберализма. Либерализм, и то в дозируемом количестве — только в экономике.

Историческая ступень социально-политического либерализма своё отработала: вывела на заданную орбиту геоэкипаж — земное человечество, — будет отстрелена и сгорит в плотных слоях минувшей истории. Эпоха, начатая Возрождением и Реформацией и увенчавшаяся утверждением модели демократии последних лет 20 века, завершена! Впереди — жёсткая борьба за выживание, за ресурсы, за место под солнцем, за саму жизнь. В этом обостряющемся соперничестве не годятся вялые и маломощные инструменты и методы ведения бескомпромиссной конкурентной борьбы. Теперь уже не до реверансов и политеса, не до дипломатии и демократических свобод. Нужно быть решительным до категоричности, сильным до грубости, жёстким до беспощадности, прямолинейным до наглости и эгоистичным до беспринципности.

В складывающихся геополитических, социокультурных, финансово-экономических условиях дальнейшего цивилизационного развития устоять перед многочисленными вызовами, гарантированно вписаться в виражи криволинейного тренда эволюции и, в конечном счёте, пробиться в метаисторию сможет та страна, которая сильнее закрутит гайки пустопорожней и безответственной — на западный манер — демократии и прогнившего либерализма, разъедающих остатки духа традиционных ценностей и самого общества. Растёт спрос на модель суверенной демократии, органически воспитываемой в системе координат национальных духовно-нравственных универсалий.

В набирающей бешеные обороты борьбе и противостоянии национальных стратегий устойчивого развития, окаймлённых концепцией «золотого миллиарда», можно предвидеть гонку за создание наиболее жёстких национально-государственных моделей бытия социума. Своё место и свою квоту в золотом миллиарда на планете завоюет и отстоит то общество, которое сумеет реализовать режим наиболее строгого ограничения и самоограничения: в потреблении, демократии, свободе нравов, манипулировании ценностями, культурной и профессиональной дисциплине...

Это и будет осуществление демократии, понимаемой как реализация свободы и права каждого сохранять человеческое достоинство. И это необходимая ступень на долгой лестнице к психократии.

Дети цивилизации, мы подобны хакерам-взломщикам — пытаемся «вскрыть» потаённый (до времени?) код Бытия. К сожалению, великая «Альфа» абсолютного алфавита (генезис и становление Мира, таинство первичного воспроявления Мультиверса) — первая буква и первое слово в Истории Сущего — нам не известна. Знание этого сакрального символа, по сути, позволило бы принципиально ответить на великий вопрос нашего существования как в его прошлом, так и в будущем пространственно-временном измерении — является ли земной разум необходимой ипостасью и императивным условием божественной мировой сущности и её многовекторной истории — и даже уже сегодня-сейчас, уже-ещё в текущем, ныне представленном, недоразвитом состоянии человечества. Или же разумное живое вещество планеты — лишь случайно проросший сквозь унылый камень косной вечности шальной побег несанкционированного сознания, экзистенциальный пустоцвет, обречённый на незаметность и бесполезность, на угасание в бесцельной чреде спонтанных кадров пульсации мирового целого…

Гипнотическую мантру «скоро всё будут хорошо», читаемую в ситуации переживаемой депрессии и пессимизма, следовало бы дополнить убеждением: «вот уже совсем скоро, просто надо немного потерпеть».

Истинные пессимисты и этому не верят. Выражаясь в духе и стилистике чеховского героя, они могли бы воскликнуть: «Помилуйте, что вы тут давеча говорили! Скоро всё будет хорошо! И это в благоденствующем-то обществе?!».

Всё же необходимо возразить пессимистическому восприятию бытия и направить иных на путь жизненного «позитивизма». Ибо, как минимум, следовало бы говорить, что всё будет невозможно, просто невыразимо хорошо и ослепительно прекрасно! Но и это не отражает истинного состояния мира. Ибо мир уже давно и надёжно пребывает в абсолютном добре и неуклонно близится к Абсолюту. Это апокрифический факт, великое умолчание смысла Мультверса: сущее давно и безнадёжно погрязло в подобающем ему совершенстве. И это совершенство изначальное, от сотворения Мира, и даже раньше — мир совершенен за много вечностей до него в бесконечной последовательности Вечностей, задолго до её нынешнего вселенского раскрытия. Он совершенен и прекрасен уже по абсолютному своему замыслу, «проективная» история которого тоже уходит в необозримую толщу времён.

А «теодицея» мирового несовершенства в таком случае, если довериться Циолковскому, есть тренировка атомов вселенной — её первобытных граждан, — пребывающих в разных мыслимых формах и агрегатных состояниях для обретения и восполнения полноты всеобщего панпсихического ощущения радости бытия.

Да пребудет она в вас!