Перейти к содержимому

Мы уходим тогда, когда теряемся во времени — времени «живых» ощущений детства и молодости, путаемся в культурно-темпоральном пространстве.

Когда детское «чувство дома» у нас утрачено, мы начинаем ощущать латентное одиночество и потерянность в огромном — неузнаваемом — окружающем нас мире.

Каждая личность — особый феномен пространства-времени единой психовселенной, особый локус/зерно универсального биопсиполя.

Видимая смерть человека в его эмпирически явленной телесности — коллапс этого галактического объекта в чёрную дыру, уход биопсихической реальности индивида за горизонт событий его жизни…

Что за этим порогом — неведомо, современная физика не способна регистрировать явления того мира, который простирается за горизонтом событий.

Как-то стремительно и необратимо теряется сокровенность личности: в нарастающем информационном давлении глобальной сети, в путах которой эксбиционистски агрессивно оголяются личности «интересантов» различного пошиба; в публично-вывернутых историях жизней и переживаний, добровольно отчуждаемых от их субъектов; в монотонно-ритуальных, по-сути обезличенных эмоциональных выбросах в сотовый эфир; в бесстыжих панорамных окнах жилищ, выхолаживающих приватность душевного уюта; в гиблых новостных испарениях истошнившихся псевдосенсациями масс-медиа, настойчиво структурирующих нервную ткань индивида; в многочисленных ток-шоу, напоказ выворачивающих персонально-человеческую изнанку...

Человек разучивается сознаваться в умной тиши, в заповедной сакральности своей души, в прикрытости своего тела, в стыдливости своей природы... Он утрачивает навык обретения и источения своей индивидуальной человечности. Оглушённый какофонией внешних звуков, ослеплённый бликами посторонних образов, облучённый потоками чужой информации, пронизанный напряжением искажённой социальности, современник теряет способность осмысливать мир в углубляющем и просветляющем безмолвии, наедине, в лоне и перед лицом многообразных проявлений большого бытия, в одиночестве познания меры своей жизни и её проекции на правду каждого дня — дня подлинного торжества личности, планеты, космоса...

Как вечер, так над моей обременённой заботами гаснущего дня головой начинают назойливо кружить и раскатисто жужжать разнообразные, совершенно фантастические МНЛО. Но это вовсе не Межгалактические НЛО, не пришельцы из запредельных космических глубин, а некие летательные сущности, которые невозможно уверенно разглядеть в густеющей синеве вечернего неба, в вязкой оптике сумерек, и, соответственно и истинно, распознать. Не удаётся захватить этот дерзкий феномен рассредоточенным вниманием и слабеющим зрением, а значит и идентифицировать эти вселенские цели, что для меня, как специалиста ПВО особенно досадно!

Так и хреначат безнаказанно в суверенном пространстве моей личности с небесным громом над бедной головой неопознанными — мною! Мною Неопознанные Летающие Объекты — МНЛО…

Бл-я-я-я! Клянусь космической пылью Вечности!

Основная интрига творческой личности — в принципиальной спонтанности и «нерегулярности» самой её сущности, в парадоксальном разрыве причинно-следственного контура собственной логики мироотражения, в спорадичности и непредсказуемости проявлений личности — даже для неё самой.