Перейти к содержимому

Совершенному существу, пребывающему в состоянии совершенного бытия в совершенном мире, совершенно же… не нужен инструментарий вербальной коммуникации для выражения своего отношения к сущностям мироздания — ни письменность, ни даже язык в обычном понимании и использовании этого культурно-антропологического феномена — как средство общения…

Ни даже отчётливо артикулированной мысли о предмете общения!

Мимолётное ощущение, легкокрылое восприятие, предмысль — своими эманациями они уже есть со-общение мира, вселенско-универсальная радиация духа — во всех его чувственных, психических, символьных формах творческого воспроявления.

Существую и реализуюсь в мире как диполь в ценностном поле: путаюсь и мечусь в сплетении силовых линий между «ещё сожалею» и «уже сожалею».

А в качестве твёрдого берега — пристанище третьего полюса: «уже наслаждаюсь».

Удивительное чувство, когда рыскаешь по асфальту, изрытому проплешинами подтаивающих льдин и обвоженному стылым крошевом несвоевременных луж, в промозглой осенней хмари смурного зимнего дня, но… согретый звуками «охлаждённой» музыки. Когда пробиваешься в месиве посторонних лиц, скользишь по всплескам случайных взглядов, но… словно плывёшь в тёплом потоке трансцендентного эфира, плавно качаешься на мега-волнах потусторонне-незримого океана…

В этот удивительный момент зыбкого переплетения посю- и потусторонности почему-то ощущаешь себя выкинутым в открытый космос — первородный, который от сотворения Мира.

На душе почти пусто и… покойно хорошо. Состояние замирения, тишины и предначальности.

Благодатный эффект социального аутизма?!

Иной день выражает собой объём сугубо «технологического» времени: весь день жизни уходит исключительно на обслуживание жизни; в нём, практически, нет психологически самостоятельных экзистенциальных переживаний, моментов восприятия «большого» мира и радости «большого» бытия; он плотно утрамбован мелочными процессами по поддержанию существования организма, обеспечению самых бесхитростных, но неотменимых витальных потребностей и ценностей (покупка и готовка пищи, сон, гигиена, питание, выполнение некоторых социальных функций, «подтверждающих» наличие и актуальность индивида в биосфере и социуме…).

«Содержание» индивида, поддержание жизни заменяет саму его жизнь. Как это в норме у животных…

В чащобах мелкобытийных забот приходится отважно выискивать просветы Бытия, в ясной чистоте которых, возможно, и фонарь Диогена не потребуется, чтобы обнаружить Человека.

Науке следовало бы, наконец, всерьёз заняться актуальной, может даже главной, проблемой и получить убедительный ответ на принципиальной важности вопрос: удостоверить реальное — объективное, физическое — существование наблюдаемого Универсума, действительное наличие общества и телесную жизнь каждого отдельного человека. Т.е. найти неопровержимое подтверждение того, что возникающее в фокусе нашего восприятия сущее существует реально, в материальной действительности, а не является продуктом воображения, симуляцией, моделью мира (согласно мысленному эксперименту Хилари Патнэма, всё, что «видит» мозг, помещённый в колбу и обеспеченный всем необходимым для функционирования, но лишённый органов чувств и объективного контроля внешней среды, — это лишь плоды его собственных синаптических процессов, галлюцинации, изнутри которых они совершенно неотличимы от реальности)...