Перейти к содержимому

Наливающееся звёздной синью небо в угасающих подсветах прощающегося (до завтра?) Солнца — экслибрис Бога.

Благословенный миг пронзительного прочувствования этошности собственной жизни и откровения нездешности всеобъемлющего Бытия…

Жадно и с каким-то сверхчувственным вкусом отпиваю оставшиеся, отпущенные мне глотки благодати земной жизни…

И стою, и парю́… Надо мною — звёзды и галактические россыпи космогонической магии, подо мною — планеты в одеяле облаков, окрашенных вселенским чудом жизни... И Земля, натруженным боком неспешно погружающаяся в ночь. Покой и тонус творчества — одинаково властны и ищут своего исхода.

Как существо биосферное, я расслабленно благоговею в этот тихий вечер, их у меня осталось немного…

Как существо звездолётное, я в алертной мобилизации — нужно затевать иные миры и месить новые галактики!

Надо потихоньку выбираться из текущего эона бытия. Впереди — веерный восторг непостижимого!

Но… пока неясна судьба мира в моё отсутствие…

На излёте морозного июньского вечера, когда в безмятежно-ясном небе по-летнему бесстыже заблистали заиндевелые звезды чужих, скорее всего, уже давно и до космического тла выгоревших миров,.. было принято принципиальное — принципиально ошибочное! — решение синячить дальше, бесстрашно погружаясь в глубины изменённого сознания…

С этой целью был запущен мобильный ударный пивопроходческий снаряд «Слава», способный пробурить алкогольную «кротовину» в любой, самой невероятной констелляции нетрезвых обстоятельств мира сего.

После успешного запуска этого стратегического ресурса, о глубоко засекреченных тактико-технических характеристиках которого непозволительно распространяться никому, нигде и никогда, его больше никто же, нигде же и никогда же достоверно уже не наблюдал. Правда, поговаривали, что в созвездии «Old Irish Pab» на падшем небосводе как-то прочертилось нечто напоминающее по своей энергетике. И ещё утверждали, что в области пивной туманности «Billa» однажды тоже, якобы, запечатлели некий феномен… Но нельзя же всерьёз опираться на эти сомнительные свидетельства озлобленных абстинентов!