Перейти к содержимому

Гамлетовский предельный вопрос «быть или не быть» можно переформатировать в иной модальности: что ценно (выбрать, предпочесть) — наличное или должное? Принять то, что есть и «быть» в нём, или же отказаться от имеемого в пользу надлежащего быть (объективно)? Второй вариант допускает два исхода — 1) отказ не только от данной среды, но и от самого себя, от того, чтобы «быть» в «ненадлежащей» онтологии; 2) или же бунтарски пробовать трансформировать текущее состояние бытия в должное. Последнее требует усилий и ресурсов, воли решения и времени его реализации. Тогда исходный вопрос и вовсе может быть транспонирован в формулу «здесь/сейчас или в другом месте/в другое время?», или даже: «стоит оно того или не стоит?» 8-O

Реальность должна мечтать о сверхреальности и воображать себя постреальностью, она должна волить и усиливаться стать сверхреальностью, дерзать преобразиться в реальность качественно высшего порядка. Реальность всегда должна заключать в себе импульс преображения, творчески нервироваться им, иначе мир остановится и перестанет.

Наличное, не утрачивая актуальности, непрерывно должно грезить должным...

Непостижимый, почти невозможный вопрос, изумляющий эмпирический ум: «как в мире принципиально возможно новое, как вообще может появляться, образовываться, учиняться что-то новое

Но всё ныне сущее когда то было «новым». Значит, вопрос ещё усложняется: как возможно Всё, как из наличного возникает новое, и тем более, как безличное начинает наличествовать