Перейти к содержимому

Формула «Vox populi, vox Dei» справедлива лишь в условиях «плавного» эволюционного процесса общественного бытия. В режиме же явной и существенной нестационарности социокультурной динамики эта формула не только не валидна и не отражает весь реальный динамизм (и драматизм!) явлений, но и вводит в опасное заблуждение, ибо утробный «зов» толпы может вынести влекомый этой потребительской песнью бизнес-сирен социум на стремительный «хайвэй» общественного небытия, выбросить его на «вылетную» магистраль, ведущую к исторической пропасти, «ибо непостоянство толпы всегда граничит с безумием» (Карл Великий), тогда как незвучный глас одинокого праведника способен ненавязчиво указывать на трудную, приметную лишь одному ему, но спасительную для всех тропу преодоления переживаемых тягот социального бытия.

Да, толпа, в отличие от роя мух, может ошибаться! Ибо у мух нет свободы воли!

Никто не помнит, как он умер…

Человек, вероятно, успевает осознать, что он уже ушёл, но это краткосрочное, непрочное и неполное самопостижение угасающего Я «по ту сторону». Протокол события — в смежном измерении жизни.

Ждём Воскресения в долгой неделе трагически праздного небытия.

Прежде чем сгинуть в холоде небытия, сопреть и сгнить в плесенных объятиях «матери — сырой земли», живому надлежит как следует прожариться в пекле реального бытия, прогреться под солнцем — астрономическим и метафизическим.

Смело меняю неисчислимые эоны самого благоустроенного небытия на единственный миг самого неприкаянного бытия, скромного присутствия и участия в мире сём!

Небытие — уже при дверях, в сенях одного из немногих ещё оставшихся завтра

А мне нечего сказать сегодня, накануне…

И от того, что нечего сказать сейчас, завтрашний день — справедливо неотменим и вполне оправдан… Живём!