Перейти к содержимому

Мы непрерывно наследуем крохотные мгновения вечности, невольно участвуя в творчестве континуальности ее временного выражения; «большое бытие» определяется и безнадежно замусоривается случайными проявлениями текущей экзистенции, бессильной вместить — охватить и отразить — временной ряд вселенских процессов и явлений… Небо замутняется пылью земного.

Но вечность развивается и длит бытие не только «вперед», в будущее. Она слагается и распространяется и «назад», в прошлое.

В моей бесконечной памяти навсегда прописаны крохи бытия… Моя нервная ткань актуально пульсирует ощущением запредельного времени — на горизонте Вечного…

Из континуума невозможно выбросить даже самой ничтожной иррациональной точки…

Интересно ощущение вещи, пришедшей в сознание, что она — вещь. Вещь, которая никак не управляет ни внешними обстоятельствами своей материальной экзистенции, ни даже проявлениями своей сущности. Ей изначально как бы и не предназначена какая-либо самость вообще, разве что только осознание себя вещью. Вещь, которая никак не способна распоряжаться собой, даже и ощущениями своей объективной окаменелости в чуждом ей мире. Ей не дано что-то изменить в своей фатальной вмонтированности в реальный и в меру субъектствующий мир…

Раздельный сбор бытовых отходов, который требует аккуратной и по возможности точной сортировки мусора, неожиданно выявил позитивный медико-биологический потенциал — как доступный и вполне эффективный тренинг нервной ткани, противодействующий деменции.

Да, с возрастом приходится ценить и такие «мусорные выгоды» экологии сознания и социальной организации жизни, «нечистые плюсы» норм цивилизации.

Или меня уже соблазнил Альцгеймер?! 8-О

Иногда обнаруживаю в своей психике присутствие постороннего сознания, ощущаю в нём «дыхание» чужой мысли. В эти моменты смутно различаю в своей нервной ткани, ещё словно хранящей «тепло» от чьей-то ментальной энергии, «разогревшей» мозг, напряженный пульс какой-то неясной идеи, стремящейся пробиться, подняться и прорасти в мое сознание; улавливаю тень как будто узнаваемого, но явно не моего умонастроения… И поневоле вхожу в тонус этого несвоего мыслительного процесса, отчасти наследую непо́нятое мною чужое психическое состояние.

Несобственная, но интуитивно, почему-то, всё же, узнаваемая рефлексия, непостижимое предчувствие ещё неродившейся мысли… Возможно, идеологически смелой и интеллектуально даже изящной.

Как-то стремительно и необратимо теряется сокровенность личности: в нарастающем информационном давлении глобальной сети, в путах которой эксбиционистски агрессивно оголяются личности «интересантов» различного пошиба; в публично-вывернутых историях жизней и переживаний, добровольно отчуждаемых от их субъектов; в монотонно-ритуальных, по-сути обезличенных эмоциональных выбросах в сотовый эфир; в бесстыжих панорамных окнах жилищ, выхолаживающих приватность душевного уюта; в гиблых новостных испарениях истошнившихся псевдосенсациями масс-медиа, настойчиво структурирующих нервную ткань индивида; в многочисленных ток-шоу, напоказ выворачивающих персонально-человеческую изнанку...

Человек разучивается сознаваться в умной тиши, в заповедной сакральности своей души, в прикрытости своего тела, в стыдливости своей природы... Он утрачивает навык обретения и источения своей индивидуальной человечности. Оглушённый какофонией внешних звуков, ослеплённый бликами посторонних образов, облучённый потоками чужой информации, пронизанный напряжением искажённой социальности, современник теряет способность осмысливать мир в углубляющем и просветляющем безмолвии, наедине, в лоне и перед лицом многообразных проявлений большого бытия, в одиночестве познания меры своей жизни и её проекции на правду каждого дня — дня подлинного торжества личности, планеты, космоса...