Перейти к содержимому

Наш Бог — еще только учится быть всемогущим и всеблагим Богом, и он бог не самого высокого уровня, не истинного неба. Отсюда все земные несуразности земного бытия, несогласующиеся с логикой божественной воли и высшего замысла о мире и человеке. Наш бог — становящийся Богом…
Земные небеса — небеса лишь планетного, не мирового, не вселенского уровня. Меры божественности различны, как учил гностицизм…
Подлинное совершенство и полнота благобытия — от Бога Высшего мира. Это Абсолют. Земная благодать и эмпирическая чудесность — от Демиурга, божества падшего, материально-энтропирующего мира. Это история разумной воли в Универсуме.

Спиралевидный эволюционный вектор мирового развития: возникая из бездонного Ничто, мир оформляется: получает реализацию в различных формах материальной природы, его объективация осуществляется рядами материальных категорий — овеществленных сущностей — предметов, сгустков энергий, взаимодействий...

Достигнув полноты оформленности, выразив все потенциально возможные формы объективации, мир начинает вспятное движение: он стремится расформироваться, т.е. совлечься всех форм, утратив их и став полностью бесформенным — в виде первичного синкретического «бульона», протовещества в сингулярном состоянии, — а значит готовым к новому оформлению, обретению новых форм объективации. Это состояние подобно энергии огромного творческого потенциала чего-то нового, совершенно иного... Это всепотенциальное и великое Начало, источаемое пульсаром Вечности...

Осень, чудеснейшая пора природы и покаянный сезон жизни...
Палая, мудро-утомленная скоробытием листва под истоптанными земной бренностью ногами...
Небо, строго суровеющее скорым ненастьем и обетующее окончательный коллапс беззаботно-летнего бытия...
Солнце, стесненное серой хмарью в жертвенном усилии раскрыть свою лучезарную сущность...
Дождливые прорехи в проржавленных кронах деревьев, тщащихся сохранить летнюю полноту цвета...
Воздушная незамутненность пространства — геометрического пространства жизни и метафизического пространства опразрачненной мысли...
Предчувствование и обретение необманчивых перспектив.
А потому и... [предусмотрительно выпущено цензурою]

Не только день невечерний, не только утро неполуденное, но и юность не возросшая до полноты лет; дерзость творчества не взрослеющая и не коснеющая в прагматике сиюминутных забот; свежесть восприятия неутомленная, опыт космогонии невозмужалый, и даже знание не самоудовлетворенное своей полнотой и мудростью...

Творческая потенция, всегда только возрастающая, набирающая силу и никогда не знающая удовлетворения, насыщения, усталости…

Как можно логически обнаружить и чувственно удостоверить справедливость Большого мира, подразумевая, что Большой мир — всеобъемный Мультиверс, или Единое — есть соборный континуум его частных воспроявлений — локальных Универсумов?
Достижимо ли в такой единичной реализации Единого — частном эмпирическом мире — покаяние и искупление, действительные во всей объемности Большого мира — во всей бесконечной полноте Мультиверсума?
И как возможен грех универсальный и мультиверсальный, когда ограниченный опыт жизни и планетно-локальное «беззаконие» судьбы имеют бессрочную в вечности актуальность и космо-глобальные последствия, транслируемые во всю бесчисленность последующих универсумов (мультиверсальный, всеабсолютный Ад), окончательные и неперерешаемые для жалкой однодневно-живой, космо-исторически слабой разумной сущности?

* Хамартиология (от греч. αμαρτία — грех) — учение о грехе.