Перейти к содержимому

Правда жизни, обретая статус истинности, иногда обнаруживается как неправда. Особенно на уровне сверхэмпирической достоверности.

Итак, правда местного значения и текущего момента иногда оборачивается неправдой глобального масштаба и всеобщего времени.

Но и партикулярную неправду иной раз можно оправдать. Если она служит правде более высокого порядка. Но знание её истинной правдивости всегда сокрыто.

Логически невозможно судить об истинности исторически определённой правды по критериям правдивости. Так, правда относительна в своей истинности, истина абсолютна в своей правдивости.

Блаженны предночные часы летней Москвы. Уже ничего никому не обещано. Уже всё совершено́. В воздухе — послабление тихой праздности актуально-озабоченного сознания и отдохновение от дневного зноя хотений и долженствований. Всё постепенно приходит в истинную норму и надлежащий порядок. Звёзды подсвечивают абсолютный смысл, воочию зримо проступивший на неспешно увечеревшем небосводе; легкий ветер подсказывает значимость нефальсифицированных ощущений; звуки затихающей суеты души аккомпанируют внутренним предчувствиям правды высших миров...

Ощущение жизни — в её неподдельном содержании — исполняется и преображается в раскрывающейся душе. И тело уже требует не отчуждающего сна — бесчувственного, «функционального» и «чужого», а безмятежного и сладостного растворения в мироточащем покое, ищет скромного отдохновения от запечатлённой невыразимости панорамы вселенской жизни...

Знать можно истину, а правду — ощущать.

Правда утверждена сверхэмпирически, она трансцендентна…

Вглядываешься в этнос, воспринимаешь его бытие, и чувствуешь его историческую правду и мудрость, и принимаешь его славу…

Потом… Вглядываешься в индивидов, и… окрест встречаешь заурядную обывательщину, непосредственную глупость и заглатывающее потребительство…

Затем… Снова пристально присматриваешься к явленному случаем современнику, вникаешь в отдельно звучащую личность, и замечаешь на ней… скромный отблеск той самой нестираемой правды и мудрости народно-исторической… И скромно соучаствуешь его славе…