Перейти к содержимому

Каждая историческая эпоха изобретает и культурно изживает свои формы варварства, ведёт охоту на своих ведьм…

Такова цивилизационная механика — реактивная тяга человеческого «прогресса»!

Хорошо же ж в светлую полночь оказаться на сказочном берегу лунной реки в готовности к музыке сфер и… с арфой. Неспешно перебрать несколько длинных волшебно-звонких струн в упокоенном месте, залитом звёздным сиянием нескончаемого неба. Пусть обыватели этого мира спят под чарующие звуки музыки высшего мира, не так ли?

Только вот транспортировать арфу с верхнего этажа весьма проблематично: в лифт не вмещается, приходится либо спускать через балкон, либо по пожарной лестнице.

В первом случае трансцендентный инструмент гармонии уже несколько раз подло срывался в материю, потом приходилось его долго склеивать веществом (БФ-6, помните?), калибровать дефицитной инореальностью. А после актов такой реконструкции появились жалостливые, царапающие небесный свод, звуки, идущие из каких-то потаённых миров.

Либо брутально волочить арфу по пожарной лестнице. Но в тесном материально-энергетическом канале она нещадно цепляется, от волнения нестатусно бренчит не своим звуком и тоже незаслуженно бьётся, уподобляясь легкомысленной балалайке в интерьере обшарпанных стен повседневной прозы.

Придётся осваивать маракасы. Это практично. И ритмично — в духе «прогресса». И это грустно...

Так и проходят будни в напряжённом осознании проблем вечного мира...

Когда нет возможности или не знаешь, как «адекватно» выматериться, воскликни: «это Прогресс!» — и именно с большой буквы и обязательно с пафосом, ибо такая акцентуация усиливает степень глупости, пустоты и всякой тщеты самомнительного величия пустотелого феномена под обманной вывеской «прогресс».

Когда теряешься или затрудняешься адекватно выразить степень своего уныния и унижения, тихо выдохни: «это дарвинизм…» — но непременно с пронзительно тоскливым взглядом в природу сущего, ибо это как нельзя ниже унижает Сущее…

Позитивное мышление — психологическая доминанта оптимиста. Прогрессирующее общество «промышленно» вырабатывает, культивирует бодрых оптимистов. А сколько их под могильными плитами скопилось! Что ни могила, что ни крест, то, скорее всего, памятник оптимизму. Такова экономика оптимизма: присыпанный землёй, прижизненный оптимизм изгнивает в пост-витальный пост-оптимизм — увы, лишь в рамках биосферных циклов биогенной миграции атомов.

Это смертная сень неоправданного «позитивизма». Каков действительный, деятельный оптимизм, таков и витальный статус человека в неостановимой и нескончаемой чреде времён. Могила — последнее прибежище оптимиста. Могильный памятник и есть самый нелукавый символ прогресса и самый честный «знак отличия» за участие в нём. Вся необозримая «сумма технологий» для человека и во имя человека — в одной могильной яме! И это единственное на сегодняшний день «гарантированное» обетование прогресса человеку!

Таков прогресс, таков цивилизационный оптимизм, такова сила позитивного мышления планетарного общества. И потому — не кладбища измождённых жизнью тел, и не эгрегор изжитых душ, а кладбища самомнений, останки самонадеянного оптимизма…

Показательно и парадоксально, что столетие спустя идеи Н.Ф. Федорова всё так же притягательны, экстремальны и апокрифичны, как и в начале прошлого века. Словно прогресс никак не затронул, не усвоил их, не откликнулся на них.

Или же… и не было никакого насущного прогресса — направленного развития планетарного социума в русле нравственной аксиоматики «Общего дела»?