Перейти к содержимому

Зима…

Нектар — из прозрачного льда неприхотливых сосулек, манна — щедрыми горстями пушистого снега, симфония — в простуженных аккордах вьюги, гармония — в медитативном танце снежинок, занавес — из неосязаемого бархата снегопада. Исповедь тихой стихии зимы...

Заиндевелое счастье льдяного узорочья, припорошенного снежной пудрой. Бодрость морозного дыхания. Отдохновение сумрака полурассветного дня. Покой одноцветной невозмутимости. Оптимизм непорочной чистоты. Смирение скудостью обмершей природы. Евхаристия выстуженной простоты…

Однако! Чем дальше, тем интереснее и замысловатее. И тогда уж закономерно сложнее…

А со всех сторон — раздражённый призыв: давай уже попроще!

И такое требование формально полностью согласуется с принципом гносеологического минимализма: не усложняй простое без необходимости, т.е. если такое усложнение не углубляет знание.

Но справедлив и обратный принцип предельного редукционизма: не упрощай объективно сложное, т.е. не выхолащивай сущность, не вырождай её смысл в ноль.

Итак, справедлив принцип необходимой и достаточной сложности — сложности объекта/процесса/явления, оптимальной для его адекватного понимания.

Это для добросовестных мозгов. Но для ленивой психики всё — изначально, навсегда и совершенно напрасно — сложно, чертовски сложно, неоправданно сложно, ибо нет у «фанатов простоты» природного желания что-либо познавать. Ведь в туннелях сознания могут обитать неведомые чудища.

Сложны лабиринты простоты…

Как можно постичь эту эмпирически предъявленную мудрость, неиссякаемую радость каждодневного бытия — во всей открытой простоте, и одновременно, сакральной глубине и совершенной полноте — это всезнающее небо, его невинную синь; эти безмятежные облака, их благородное покровительство; это неутомимое «реликтовое» дление и взаимоперетекание ликов Сущего в самых бесхитростных его проявлениях?..