Перейти к содержимому

Возможно, Господь прощает заблудшего, изымая его душу из телесного обращения, и тем самым освобождая от бремени ошибок, грехов и страданий земного бытия… Смертосущное милосердие.
Других, напротив, наказывает, сохраняя злободневное долголетие в мучительной немощи тела. Живосущная кара.

В момент тихого ухода в иные пределы мировой реальности было бы в высшей степени благодатно и даже гуманно суметь и успеть понять, что именно ухожу. На границе двух миров хотелось бы окинуть общим мысленным взором весь пока еще предоставляемый мир в последний миг его жизненно-целостного восприятия, мысленно заключить в теплые прощальные объятия всех близких, освятить посильной любовью на краю бытия всех иных, насквозь и уже навсегда простить всех своих, теперь вот уже скоро бывших врагов.

Как можно проклясться в одном мелком, временном и маломерном мире, так, что больше нет окончательного прощения во всех остальных предустановленных канонических проекциях Истинного бытия — во множестве множеств бесконечно совершенных миров? Как вообще проекция объективно истинного может быть искажена ложным его субъективным (ли?!) восприятием?
Как может младенец обделаться так, что становится невозможным его отмыть, а остается только заменить другим, новым, возможно останущимся безгрешно-чистым во веки веков, в масштабе универсального времени?

Мое открытое настежь и безрассудно забегающее вперед, предуготовленное самой натурой доверие к ближнему и просто случайному сосуществователю заранее покрывает все риски проявления ненадежного «человеческого, слишком человеческого»… в социальном окружении.
Я априори доверяю каждому во всех его личностных реакциях, ибо просто натурально люблю и посильно благословляю… при грустной необходимости конвертируя свою неопытность в жизненное прощение.

Если бы мы вовремя исправляли свои ошибки прошлого, имели бы сознание и волю искуплять свои неверные мысли, слова и поступки, пока их не затянуло илом психологических переживаний «сего дня», то ныне мы бы уже жили… в другом мире. На другой планете и под другой звездой…

Господи, прости мне меня!