Перейти к содержимому

Наши «дотехнологические» соседи по историческому времени — предшествующие поколения — умели выуживать, выцеживать, извлекать, намывать информацию по крупицам, соединять мельчайшие пылинки сведений, «выпаренных» из разных источников, в целостную и гармоничную картину мира, вышаманивая человекоразмерную систему мировоззрения. Они умели экономно, но эффективно, иногда ювелирно обращаться с тем скудным, к тому же не всегда достоверным, информационным материалом, который так удивительно углублял и расширял их мир, их представления об этом мире, а значит и их психику.

Нынешнее IT-пресыщенное представительство мировой — территориально всепланетной и исторически всевременной — цивилизации настолько затоплено, зашлаковано информацией (включая её паллиативный мусор), что начинает утрачивать навыки бережного ментального обращения с ней, её ценностной фильтрации и сортировки. Небрежность в обращении с информационными ресурсами, культивирование IT-свалок и даже IT-могильников закономерным образом ведёт к деградации культуры глубокой содержательной переработки, тщательного осмысления и интерпретации информационного сырья, легкомысленно превращаемого в «бросовое» вторсырьё… Экономика информации — в состоянии дикарского варварства.

Мы — информационные свиньи, ненасытно и без разбора пожирающие любой контент, преизбыточно попадающий в нашу широкополосную информационную лохань…

Эволюционный парадокс?.. Или становление IT-антропологии?..

Космос всегда открыт, безграничен, бесконечен и творящ — внутренне безгранично и бесконечно же в этой открытой внешней безграничности и бесконечности Всего. Он неутомим и одухотворён в длимом творении непостижимо бодрствующей субстанции универсального Бытия, ткани вселенской экзистенции — в генезисе иных миров, в отважном почине новых звёздно-солнечных систем и жизненосных планет. Он постоянно креативит небывалыми ойкуменами овеществления, осуществления, ожизнения и осмысления; неостановимо зачинает жизнь в немыслимых космических биосферах; терпеливо взращивает эгоинтичную рефлектирующую психику и мудро селекционирует благорадостно проросшую и чудесно вызревающую жизнемысль. Он добровольно и доброжелательно соработничает с тем, что духоответно, жизнестремительно взошло, продолжая трудолюбиво вспахивать неоскудевающую ниву пустоты, «недотвореённости», которая, в ином восприятии, и есть именно долг, ответственность и потенция творения.

Он целестремительно интенцирован полюсом потенциально, богооткровенно возможного, непрерывно пульсирует происками «чего-то нового», нервируется и затевает небывалые «коктейли» бытия, генерирует и тестирует логические комбинации и узоры галактических квантов сознания различных масштабов и форматов — немыслимые паттерны и взвеси вселенской экзистенции. Неунывающий экспериментатор, неиссякаемый источник замыслов о сущем и авантюрист-инноватор. Бог сущего.

Богосущность — творчески вызревший деятельно-волевой панпсихизм…

Великая интрига межличностного психодействия — возникновение внутреннего, ничем объективным не мотивированного интереса к другому, стихийное проявление эмпатии как вспышка/рождение сверхновой звезды… Как возможна такая магия психик?

Это тоже космос, устроенность которого нам до сих пор малопонятна.

Состояние странной распластанности, структурно-содержательной многослойности сознания: один пласт — выстраданное желание тишины, отдохновенного покоя и всеисцеляющей Пустоты… Признание ценности буддийской безмятежности, стремление к невозмутимости мгновенного бытия, возвышенной неподверженности бурливому потоку экзистенции, незримо подтачивающему нашу волю. Гожусь ли я в монахи буддийского монастыря?..

Другой, сопредельный и не менее мощный пласт потока сознания — настойчивое искание вечного смысла и дерзость стяжания бессмертной жизни. Непресекаемая жажда активного христианства, деятельной христианской эволюционики. И потребность в покаянии, очищении и восхождении — как «страсть совершенства», как «рефлекс высшей цели»… Был бы я православным батюшкой?..

И весь этот психический гештальт — в коконе бодрственного мониторинга актуальных событий действительности, в тесных пеленах осмысленного восприятия неумолчного утробного обмена веществ галактического Целого!

Небеса сиянием «абсолютного стандарта» и просиненной космосом мудрости всё уравновешивают…

В Великом Балансе — психика подразумевается???

— Я проваливаюсь в пустоту…

— Не тревожься, Я же с тобой!

— А ты — это кто?

— Мой ответ зависит от твоего ответа на встречный вопрос: «А ты сам — кто»? Ибо именно твоё самоопределение и задаёт, в конечном счёте, тот конкретный образ, в котором Я предстою тебе…

— Я не могу сейчас определиться. Я не уверен… Моя точка сборки теперь за горизонтом моего сознания!

— Тогда Я, скорее всего, твое подсознание. Я — твоя гиперментальная вибрация — надпространственная, но резонирующая в контурах твоей рассредоточенной психики. Я внеположен твоему рацио, но сопряжён — внепричинно — с ним.

— Я постараюсь сосредоточиться…

— Тогда Я смолкну и погружусь в тень.

— Останься!..

— Но Я продолжу бодрствовать в лоне твоём и останусь на страже!

— Как я удостоверюсь, что ты не покинул меня?

— Я приму иной образ в твоём психическом расплаве.

— Страх может поглотить меня!

— Не тревожься, Я же с тобой!

— Я проваливаюсь в пустоту…