Перейти к содержимому

Бессмысленность и ненужность существования даже одной единственной разумной личности во всем мире свидетельствует о бессмысленности и ненужности существования самой разумной жизни и всего мира...
Бессмысленность разума. Бессодержательность формы. Бесцельность целого.

Космос, т.н. вакуум — мощный и неутомимый реактор и генератор жизни во всем вселенском многообразии ее божественных проявлений...
Гипотеза вселенской панспермии не только объясняет «происхождение»/ «возникновение» жизни на Земле, как закономерно-вероятностное проявление космического феномена на планете, но и гарантирует жизнеобитаемость многих иных планет, а значит — и множественность ареалов разумной жизни, и тогда уже, неизбежно, — многообразие мировых космических цивилизаций.

Четвертый индустриализм уверено начинает эру и прокладывает путь «технологического детерминизма» — техно-эволюционной неизбежности/необходимости определенных достижений/открытий/технологий на определенных ступенях развития человечества/разумной жизни. Это описывается структурой-аттрактором развития. Гарантированного. Но бездушно-чуждого и… скучного для ветхого человека...

Человечеству, скованному планетарными обручами биогеохимических циклов, от логики и практики «поиска новых землиц», выработки свойства «планетоходности» земной цивилизации пора уже задумываться о поиске технологий формирования «иной субстанциональности» и постсоматического воплощения разумной жизни — универсальной и внепланетной... И тогда сам космический вакуум станет новой «твердью» — космической биосферой — жизнемысли и поприщем её творческой активности (как у Циолковского), а фундаментальные взаимодействия — её космологическими носителями и проводниками.

Привычный цивилизованный радиоэфир планеты, насыщенный и утрамбованный радиоволнами различного диапазона, несущими осмысленное информационное содержание — несомненное проявление и произведение техники разумной жизни. Но человек не способен воспринимать и непосредственно ощущать эти объективно фиксируемые артефакты безусловно разумной жизни. Иными словами, без специального инструмента, устройства, детектора человек не может обнаруживать, распознавать сигналы цивилизации — даже собственной, земной… Это тривиальный факт. С появлением приёмников и детекторов радиосигналов человек социально овладел этим «органом чувства». Но как насчёт других возможных и, бесспорно, объективно существующих проявлений разума в мире? И органов-аппаратов их восприятия, без которых homo sapiens в его нынешней психофизической определённости не способен их обнаруживать, без которых он — самонадеянно «слеп» и спесиво «глух» по отношению к разнообразным «радиоволнам» неведомой природы. Без которых он не в состоянии узреть разумных соседей по космосу, сотоварищей по жизни и подельников по творению.

А может произведения внеземных форм разумной жизни действуют не только в космосе, а намного ближе — в биосфере Земли? Может быть, простой луч солнечного света или дождевая вода, или сам свет звёзд бескрайней вселенной и есть такое изучение внеземного разума, животворящего и мыслетворящего в биосфере планеты?

А может быть, это великая, но потаённая активность неумолчной внеземной жизни проявляется ещё «ближе» и непосредственнее — в нас самих, в наших чувствах, в сущности человека? И это и есть воплощение идеи — замысла и творения — человека высшими силами.