Перейти к содержимому

В детстве очень много «пустого» времени, но ни одному ребёнку не придёт в голову сожалеть об этом. Ибо чем бы он ни был занят в самый «бездельный» миг своей жизни — это, прежде всего и неподдельно, миг самой настоящей жизни, непосредственно открывающейся ещё не искушённому сознанию ребёнка невиданными, восхитительными ощущениями. Это первое чувство жизни во многом, во всём; это первый вкус жизни и сама первая жизнь в каждом отдельном ребячьем её проявлении, и в необозримо-целостном восприятии. Это первое — необъятное — чувство в мире и первое чувство мира, которое даже не с чем сравнить...

Было бы здорово (и познавательно! и поучительно!) увидеть то и так, что и как видит 5-летний ребёнок: его мир, и именно его глазами и в его непосредственном, социально ещё неокультуренном восприятии.

Это действительно М, Мир во всём Мïре и Мīр всем домам!

Смерть каждого индивидуума, по сути, — недвусмысленное и циничное преступление перед всем исторически-соборным человечеством.

Смерть каждого ребёнка — крайнее и дичайшее проявление нравственного каннибализма в Мультиверсуме.

Бесхитростные фигуры семейной гармонии: мама за ручку — справа, папа за ручку — слева. Предусловие счастья... А может уже и само неохватное и преисполненное полноты счастье — в его детских формах восприятия…

Идеальное и воплощённое единство семьи.

Но вдруг сомнение-вопрос: а если бы «по природе» малому существу полагалось не два, а три родителя, то и у ребенка, соответственно, должно было бы быть уже… три руки? 8-О