Перейти к содержимому

Эмпирические истины, выстраданные конкретными человеками, духовные озарения и интеллектуальные находки «текущего» человека, всечеловеческие культурно-цивилизационные «твердыни», исторически намытые ценности невесомого характера — окажутся ли значимы для дела совершения и завершения мира, будут ли ценны в совершенном мире? Там, по ту сторону эсхатологии?
Вопрос не о личных заслугах отдельного человека и посмертном воздаянии ему; вопрос о системе ценностей «верхнего мира», о самой глубинной логике его креативного зиждительства. Существенны ли в этом космическом процессе все проделанные исторически позитивные шаги в развитии человечества? Возможно, весь земной прогресс (в том числе, и научно-познавательный, и культурный, и даже нравственный) — самообман и снобизм «нижнего мира», «плотной» цивилизации. И тогда вся, даже героически выстоянная и выстраданная, история цивилизационного бытия не имеет никакой ценности для онтологии высшего порядка, для метаистории постэсхатологического мира…

Оптимизм — эйфористическая форма обмана и самообмана.

Врождённый оптимизм — патология восприятия реальности, пониженный порог критицизма, интеллектуальная недостаточность аналитического мышления.

Деланный оптимизм — откровенное лицемерие, как заклинание от порчи, как психологический оберег от объективной уязвимости и боязни.

Профессиональное убеждение «эффективного» государственного управленца: «нет порока в своем отечестве!»

Попытки Человека обмануть Природу неизменно оборачиваются тем, что природа обманывает человека. Неизбежно и закономерно.

Итак, обманывая природу, обманываем себя.

Природу нужно не обманывать, мелочно и воровски исхищая сомнительный модерн, а пресуществлять, т.е. преображать в восходящем от ветхой земли до нового неба потоке целенаправленного и взаимосогласованного культурного творчества соборной сущности мира.