Перейти к содержимому

В тихое затишье ночных часов даже сквозь оголтелый урбанизм проступает красота и сила жизни, воля и призыв природы к абсолютному, мудро и эстетически являемая в преходящем, в разрозненных штрихах замысла Бога о мире и человеке.
Сквозь тернии к жизни! Великий почин вселенского бытия...

Не только день невечерний, не только утро неполуденное, но и юность не возросшая до полноты лет; дерзость творчества не взрослеющая и не коснеющая в прагматике сиюминутных забот; свежесть восприятия неутомленная, опыт космогонии невозмужалый, и даже знание не самоудовлетворенное своей полнотой и мудростью...

Творческая потенция, всегда только возрастающая, набирающая силу и никогда не знающая удовлетворения, насыщения, усталости…

Похоже, любая травинка на вусмерть обритом газоне — и та больше «знает» о жизни, о ее вечной силе, чем ее рефлексирующий сожитель по биосфере…

Наверное, не стоит терзаться плохими воспоминаниями…

На фоне хороших они утрачивают свою психологическую токсичность, отравляющую сознание силу.

А на фоне других плохих они сливаются с общим беспросветным бэкграундом, диссоциируют в общем мутном растворе и как-то неожиданно тоже теряют свой собственный ядовитый эффект…

Обожествляющий гуманизм — дело и вера человека (и в человека), культивирующие вид Homo sapiens как космологическую по своему размаху и потенциям творческую силу.
Человек, ставший больше самим собой…