Перейти к содержимому

Зима…

Нектар — из прозрачного льда неприхотливых сосулек, манна — щедрыми горстями пушистого снега, симфония — в простуженных аккордах вьюги, гармония — в медитативном танце снежинок, занавес — из неосязаемого бархата снегопада. Исповедь тихой стихии зимы...

Заиндевелое счастье льдяного узорочья, припорошенного снежной пудрой. Бодрость морозного дыхания. Отдохновение сумрака полурассветного дня. Покой одноцветной невозмутимости. Оптимизм непорочной чистоты. Смирение скудостью обмершей природы. Евхаристия выстуженной простоты…

Иногда восприятие исполняемой оркестром симфонии, почему-то, фокусируется не на общей композиции и целостности её звучания, а лишь на отдельных звуках, призвуках и даже «избранных нотах» симфонического великолепия — ключевых для всего произведения вибрациях. Анатомия гармонии в её отдельных, совершенно удивительных частностях?