Перейти к содержимому

Когда нет возможности или не знаешь, как «адекватно» выматериться, воскликни: «это Прогресс!» — и именно с большой буквы и обязательно с пафосом, ибо такая акцентуация усиливает степень глупости, пустоты и всякой тщеты самомнительного величия пустотелого феномена под обманной вывеской «прогресс».

Когда теряешься или затрудняешься адекватно выразить степень своего уныния и унижения, тихо выдохни: «это дарвинизм…» — но непременно с пронзительно тоскливым взглядом в природу сущего, ибо это как нельзя ниже унижает Сущее…

И всё же… В иной реальности мне точно и трагически будет не хватать этой. Не могу даже представить, как я буду находиться вне её и обходиться без неё.

Но ещё бо́льшая интрига и ещё большее затруднении в моём представлении о Сущем, — это образ, и структура, и содержание покинутой, оставленной мною этой реальности, из которой я был однажды насильственно изъят. Мир будет в то время, когда меня не будет — но как?..

Мир совершенен. Но не в том смысле, что уже всё и окончательно, безупречно-идеально и бесповоротно устроено, а в том, что он организован «под творчество» — мир предполагает и ожидает творения, неустанно ищет, терпеливо взращивает и непременно обретает в себе своего творителя.

"Принцип творимости мира" — его восприимчивости к энергии восходящего преображения и в этом смысле готовности к проявлению и выражению творческого импульса (как готовность теста к пирогу) — и есть самое удивительное свойство Единого. Способность самодвижения, потенция саморазвития, открывающая бесконечные горизонты совершенства — в этом и заключается актуальное, в каждый миг вселенского бытия обнаруживаемое совершенство мира. Неравновесность сущего, направляемая стрелой его собственного творческого превозмогания, — и есть совершенное свойство, фундаментальная космологическая константа.

Космос всегда открыт, безграничен, бесконечен и творящ — внутренне безгранично и бесконечно же в этой открытой внешней безграничности и бесконечности Всего. Он неутомим и одухотворён в длимом творении непостижимо бодрствующей субстанции универсального Бытия, ткани вселенской экзистенции — в генезисе иных миров, в отважном почине новых звёздно-солнечных систем и жизненосных планет. Он постоянно креативит небывалыми ойкуменами овеществления, осуществления, ожизнения и осмысления; неостановимо зачинает жизнь в немыслимых космических биосферах; терпеливо взращивает эгоинтичную рефлектирующую психику и мудро селекционирует благорадостно проросшую и чудесно вызревающую жизнемысль. Он добровольно и доброжелательно соработничает с тем, что духоответно, жизнестремительно взошло, продолжая трудолюбиво вспахивать неоскудевающую ниву пустоты, «недотвореённости», которая, в ином восприятии, и есть именно долг, ответственность и потенция творения.

Он целестремительно интенцирован полюсом потенциально, богооткровенно возможного, непрерывно пульсирует происками «чего-то нового», нервируется и затевает небывалые «коктейли» бытия, генерирует и тестирует логические комбинации и узоры галактических квантов сознания различных масштабов и форматов — немыслимые паттерны и взвеси вселенской экзистенции. Неунывающий экспериментатор, неиссякаемый источник замыслов о сущем и авантюрист-инноватор. Бог сущего.

Богосущность — творчески вызревший деятельно-волевой панпсихизм…

И всё же…

Что будет после того, как Всё перестанет и больше ничего не будет?

На этот логически совершенно безупречный вопрос современное научное знание стыдливо отмаливается. Состояние протовселенной накануне Большого Взрыва настолько сингулярно, что о нём лучше не пытаться рассуждать. Но, как известно, крайности сходятся и потому можно попробовать приблизиться к представлению о том, что было, когда ещё ничего не было?

Когда Сущее насквозь перестанет, до конца совлечётся самоё себя — куда податься моей неискупленной душе?

Неудавшийся грешник, нечаянно вынужденный стать творцом нового мира. И будет ли такое творчество движением к новому, преображенному небу или же вглубь онтологического подземелья?

Ибо Сущее никак не может изничтожиться, подло инвертироваться в опустыненное Не-Сущее, которому и существовать-то не позволено, поскольку оно есть чистое и предельно сильное отрицание существования.

Значит, уже пора проектировать и прочерчивать круги последующего, иного — паки — бытия, кроить ткань нового пространства-времени, выводить дефиниции и законы иного миропорядка, определять и задавать новые эоны неутомимого и всевластного дления Мультиверса…