Перейти к содержимому

Если мир идеален — уже и совершенно, — зачем в нем я?
Если мир далек от совершенства, к чему и для чего в нем я — ветхий умом и телом, ограниченный в постигаемых смыслах, отстраненных от конкретного, но непременно голографически-вселенского грядущего идеала?
Что именно надлежит эмпирическому богозависимому существу исполнить своей жизнью; в чем его всеедино-универсальное предназначение? Вопрос безмерно строжеет в случае, если это ангельски-детское начало нового — невинного — мира, необъяснимо-трагически прерванного на стадии его чудесно-уникального становления?

Может ли преисполненная благости ткань вселенской онтологии быть соткана из ворсинок напряженно-экзистенциальных ощущений, а вечность — сочленена из бесконечного множества мгновений букашечных переживаний?..

Если бы далёкая и отрешенная от круговращения ничтожной планеты звезда только могла знать, какой переворот она совершает в душе земного существа!..
Она, конечно бы, спустилась бы с небес и по-новому согрела жизнью, разумом и чувством эту затерянную планету!
Но ведь она это уже делает?!

Физиология человека есть самое большое и предательское предательство сущности разумного существа — человека!

Физиология, реализуя возможность самой жизни — физиология жизни, — закрывает способы бесконечного дления и творчества жизни — актуального бессмертия и духовного проявления разумной сущности.

У ребенка нет никаких социальных принципов, кроме как… быть и оставаться ребенком — до поры, до времени. А это значит — оставаться чистым, непорочным, безгрешным существом, сохранять наивную веру в Большой мир, быть открытым всякому доброму излучению Космоса.

«Куда уходит детство» — это вопрос «Когда исчезает Космос, перерождаясь в космическое пространство, и даже в Хаос»…

Жизнь эмпирически-биосферного существа — это боль, му́ка и страдание. Это рабство эмпирической жизни, закованной в кандалы природной необходимости, в унизительную физиологию сознания. Это постоянное переживание и горестное изживание эмпирического бытия, накопленного опыта, впечатлений и потенции творчества…

Творчество — освобождение. И освобождение — в творчестве и через творчество. Это воля вдохновенного бытия, это торжество и радость. Это лучезарная всеоткрытость безграничности…