Перейти к содержимому

Совершенно очевиден оглупляющий эффект социальных сетей: наиболее «продвинутые» их завсегдатаи до истирания последних следов критического мышления хотят предстать (даже и непроизвольно) гениально интересными, непорочно белыми, удивительно пушистыми, безгранично толерантными — даже и в ущерб своей истинной сущности — реально более глубокой и действительно интересной, хотя и не безупречной и противоречивой.

Есть сущности, которым предназначено пари́ть в непостижимо высоких и безгрешно-синих небесах.

Есть сущности, которые вспахивают грешную землю своими страстями и непомерными вожделениями, унавоживая эмпирическую данность вечно новыми пороками.

Но есть сущности иного, серединного порядка, — которые непрерывно балансируют на неустойчивом порубежье — между горним и дольним. Этакие поплавки, удерживающие себя от скатывания в низины заболоченного бытия, но и не дерзающие поднять себя над горизонтом вечно торжествующего утилитаризма.

Одним для истовой веры необходимы реликвии, мощи и святые артефакты, открывающие чувственные каналы восприятия божественной основы мира.

Другие способны осознавать величие замысла Божия о мире и человеке напряжением мысли, усердием логического и «паралогического» воображения, теоретически.

А третьи... просто жадно пожирают мир, подгребая под свою алчную седалищную сущность всю вселенскую благодать и торопливо набивая ненасытную утробу обездушенной космической пылью...

…Сущность времени исчезала и проявлялась… Она ехидно маячила — почти на самой кромке горизонта событий пребывающего Бытия. Можно было бы сказать, что она нарастала — непрерывно и агрессивно, если бы само время периодически и внезапно не истончалось и не изничтожалось в сингулярную точку-поток… Можно было пытаться пить это струящееся жизнью время, можно было усиливаться плыть в его экзистенциально обере́женных заводях, можно было бы, наверное, осмелиться заарканить и посадить на цепь фундаментальных космических взаимодействий или как-то застолбить этот миг (растянутый в бесконечный вектор) в континуальной структуре пространства-времени Сущего, но это всё равно не давало ощущения исхода — долгожданного, благостного как катарсис, окончательного как взрыв сверхновой звезды…

Оно безжалостно и, одновременно, благодатно пронизывало «малую», беззащитно-бренную сущность, насквозь выстуживало её телесную «хотелость» и пожухлым осенним листом уносило её в открытое мировое Бытие, в великую вселенскую пустошь…

Культура беззуба и нередко беспомощна перед вызовами витальных проблем человека, а цивилизация бездушна, но эффективна, мощна́ и напориста в продвижении техники жизни…

Да здравствует прогресс!? Не расфокусировать бы сущность — человека!