Перейти к содержимому

Космологически наблюдаемое расширение вселенной — свидетельство продолжающегося творения Мира. Это и есть предельно «сильное» и строгое доказательство наличия и проявления творческой энергии вселенского разума.

Ибо для новых акторов нужно и новое поприще; вступающим в мир вселенским подельникам Космоса требуется своё пространство творчества.

Мироздание зиждется, организуется и расстраивается (и качественно — в направлении совершенства, и количественно — расширяясь) именно благодаря этой энергии. И это и только это, в конечном счёте, имеет абсолютное значение. Для мультиверсного Мироздания. Для ветхого человека.

Никаких сомнений и колебаний, никакой растерянности и неуверенности, никакого сослагательного наклонения и случайности, никаких паразитарных эмоций и психологических шумов. Только волевое устремление и сосредоточенность, только решительность и настойчивость, только натиск осмысленного дела и добросовестность, только напряжение мысли и индукция нравственного чувства.

Никаких манипуляций и ложных меток, всё чистое творение.

Я твёрд и уверен, я углублён мыслью и просветлен замыслом, преисполнен знанием дела и благословен чувством правды.

Вот, импульс уже набирает потенциал, вино уже созревает, творчество оформляется... Уже источник излучает, уже волна побежала, уже благоухание добра распространяется…

И вот уже мир преображается, небо приподнимается, земля исполняется... И бытие пресуществляется и преисполняется совершенства…

Я импульс на космогоническом треке в континуальном спектре от Α до . Я ещё не Омега, но уже не Альфа, и всё же нет между ними зазора в деятельном порыве, иных промежуточных точек. Я непрерывно обновляемый источник и цель преображения мира.

Я дерзновенная метаморфоза-порыв Сущего на вечном пути от Альфы к Омеге…

Вселенский императив жизни должен сопровождаться императивом счастья.

Практика соприсутствия в мире с необходимостью должна расширяться до творчества соучастия в нём.

Собака — это охранное предприятие, а кот — исследовательский проект.

И потому «кошатники», подбирая «своё» животное по своему характеру, как правило, оказываются творчески более продвинутыми, чем «собачники».

Оказавшись однажды втиснутым в тесную камеру одинокого пребывания — скоропостижного одиночества, — был вынужден, чтобы удержать своё эго от разрушительного бунта, возлюбить этот нечаянный дар и найти в нём утешение и творчество, наслаждение и покой, чувство и мысль, невольно обретя и утвердив в нём свою и гордость, и смирение…

И так эта ценность висит наградной — тяжёлой как чугунная медаль, и драгоценной как золотая, высшей пробы — на моём самосознании…