Перейти к содержимому

«Человек с альтернативной логикой мышления» — современный эвфемизм определения «дурак» :-)

Конформное преобразование в либеральном пространстве толерантности: легким усилием тактичной мысли интеллектуальный юродивый и естественный дурак превращается в оригинально мыслящую личность и неестественного мудреца! «Альтернативный мыслитель» как этический артефакт. Ум иных, зареальных миров…

Они арии не по происхождению, они «лучшие» не по крови и даже не по природному уму, а по технологии, по киберевгенике. Эти существа действительно составят «последнюю касту» на Земле, размежеванной на частные царства наиболее одарённых, умных, энергичных постгуманных людей — теперь уже сверхлюдей, выкупивших свои лучшие качества за ветхо-технологичные бусы у владельцев эзотерических технологий кибермедицинского инжиниринга. И потому они уже по-праву будут считаться биогенетической элитой планетарного, безвозвратно продифференцированного, человечества. Это избранные и реальные властелины реального мира — нефальсифицированного, материально-естественного и экологически отфильтрованного. Остальной «психомассе» био-разумного живого вещества планеты — в удел лишь виртуальный мир и все доступные формы воображаемого, до полного смешения с ускользнувшей реальностью чувствования, эпикуреизма.

«Первоначальное накопление капитала», когда-то выписавшее пропуск наиболее предприимчивым в клуб организаторов и вожаков бизнеса, теперь переоформляется в «высокотехнологичное обретение элитарности», в право на сверхъестественную избранность…

Угроза человечности — не со стороны роботов, а со стороны совершенных людей, слишком совершенных, чтобы быть совместимыми с дарами ветхой человеческой природы.

Отдохновение от отдыха — затейливая практика и тяжкий труд. Души, ума и тела.

Помню, как однажды я оказался совершенно один на опустелой планете... Остался не как дежурный, и не как комендант, а вообще один. Т.е. единственный и последний, которому суждено было стать первым.

Я был ум, честь и совесть планеты. Её слово и дело.  Её чувство и воля. И, наверное, её душа — растерянная, но живая. Я был тектологический  импульс её становления как затерянного в пространственно-временных координатах вселенной, но благоуханного острова космобиосферы.

Вспоминаю ещё, мне было неуютно и просто нелегко, но я всё ж справился… И теперь эта планета — именно то, чем она и должна быть по творческому замыслу, и то, что она и есть.

Очень трудный опыт практической космографии, дивный эффект психопланетаризма!

Один ум — хорошо, а несколько — опаснее.