Перейти к содержимому

Отдохновение от отдыха — затейливая практика и тяжкий труд. Души, ума и тела.

Помню, как однажды я оказался совершенно один на опустелой планете... Остался не как дежурный, и не как комендант, а вообще один. Т.е. единственный и последний, которому суждено было стать первым.

Я был ум, честь и совесть планеты. Её слово и дело.  Её чувство и воля. И, наверное, её душа — растерянная, но живая. Я был тектологический  импульс её становления как затерянного в пространственно-временных координатах вселенной, но благоуханного острова космобиосферы.

Вспоминаю ещё, мне было неуютно и просто нелегко, но я всё ж справился… И теперь эта планета — именно то, чем она и должна быть по творческому замыслу, и то, что она и есть.

Очень трудный опыт практической космографии, дивный эффект психопланетаризма!

Один ум — хорошо, а несколько — опаснее.

Жизнь за себя не очень-то и получается, приходится жить за какого-то «того» парня.

Что у него на уме — совершенно не ясно…

Истина открывается тому уму, в котором она уже имеет начало.

Каждый воспринимает лишь ту мудрость, которой причастен сам.