Перейти к содержимому

Умереть, не почувствовав боли и отчаяния, и не осознав, что это именно смерть, по возможности умиротворённо и безмятежно, — это ли не «витальная» ценность ветхого человека?

Я её разделяю… И это отступничество от великого проекта новой земли, нового неба и нового человека.

По летним вечерам, когда затихает неотступное, денно наседающее злободневие, когда в лучах уставшего за долгий и знойный «деловой» день Солнца меркнет суетность, усмиряясь под охолаживающей сенью умиротворения, тогда становятся слышны звуки души…