Перейти к содержимому

Бренность жизни — как суровый боре́й, ледяной северный ветер для нежных южных цветов: вмиг сдувает всю праздность и безмятежность бытия, в его самых сладостных надеждах и видениях.

Если бы цветы знали, что такое зима, они, возможно, никогда бы не расцветали…

Если бы жизнь догадывалась о смерти, осмелилась бы она воспрянуть?