Перейти к содержимому

Партийность в современном социально-политическом пространстве, по сути, есть «демократическая» форма масонства, и каждая политическая партия — отдельная масонская ложа, филиал глобальной масонской организации, со всеми вытекающими (в виде революций, путчей, актов национальной измены) последствиями для отдельной страны.

Нужно не партии плодить, распыляя, атомизируя социум, дробя и развращая его частными интересами и обрекая на неизбежные межпартийные распри, а заботиться о реальном единстве общества, его внутреннем согласии, а значит и подлинной согласованности ценностей, интересов, устремлений...

Партии нужно запретить — «взять и отменить» — любые и разные. Вместо них — общество с народно призываемым, назначенным («приговоренным» к временной власти) сувереном власти и национально-государственной вертикалью власти, интегрирующей ответственных и эффективных деятелей независимо от их уже упразднённой партийной принадлежности.

Я жажду свободы и восторга; и притом ищу покоя и телесной тишины — избавления от страстей, изъедающих мою богоподобную сущность, тишины от назойливых веяний пожираемого энтропией мира. Восторга неостановимой свободы. Свободы от навязываемых проявлений мира и «приличествующего» участия в них, от тесноты неуёмных желаний, от угарной духоты страстей, от придавленности обветшалыми ценностями сего мира, алчно ищущих своих фанатичных адептов. Покоя утихомиренной психофизиологии организма, физико-химических свойств окружающего — бушующего и вожделеющего — мира. Покоя распоряжаться своей свободой.

Это воля. Как творчески-деятельный порыв, импульс, точнее волна преображения всеобщего, как распоряжение свободой творения мира.

Я ничем не стеснен, не ограничен. Я свободен и, одновременно, покоен, сосредоточен как сгусток, квант благодатной энергии, готовой излиться актом творчества чего-то доселе нового в этом постоянно творимом, вечно и неутомимо созидаемом благословенном мире. Я мощен, но добр, я всесилен и решителен, но соразмерен и мягок, я абсолютен, но снисходителен... Я самостоятелен, но зависим, я отстранён и неприступен, но моя энергия — энергия живоносного утверждения.

Я уже почти свобода, теперь для: для необузданного творчества...

Я — самодержец, источник и агент собственной воли. Я — суверен и подданный своего замысла о себе, о человеке, о мире, о Боге!

Я — импульс, ещё не набравший максимум значения своего потенциала от полного нуля до абсолютной единицы...

Я электрический ток высочайшего вселенского напряжения, напитывающий [заряжающий] всю сущность, пронизывающий весь организм, создающий экстра-тонус души и тела, состояние невероятной физической и духовной алертности личности.

Я жар вселенского чувства, преисполняющий до краёв всю предполагаемую и предстоящую космоноосферу, космическую ойкумену мирового бытия.

Я смысл Универсума, воплотившийся в проявленную и продолжающуюся силу становления Всего, Единого, Сущего.

Моя прежняя сущность отпустила и целительно опустошила меня, я полностью исчерпан, но до краёв исполнен надэкзистенциальным предчувствием, напряжённой, активированной волей и космогонической энергией нового порядка бытия. Во мне ничего не осталось, во мне ничего больше нет. И меня уже нет, это пустота, иссыхающая по источнику нового Закона. Я совлёкся телесности, удалился от моей бренности и избавился от злободенствующей тленности.

Я нежная волна-прикосновение эфира, требовательно, но ласково обнимающая, согревающая и освежающая одновременно; я мягкая волна-излучение рассеянного света, успокаивающая и мобилизующая одновременно. Я легкая волна-дуновение воздуха, я луч света, я квант энергии, я сгусток воли, я выражение свободы, Я — Азъ есмь!

Я мягко-упругая волна энергии, которая не подавляет, не подчиняет, а бережно охватывает и поглощает собой — всё мое существо, все боли и страхи, все нравственные тревоги и психические переживания. Она уравновешивает, успокаивает, умиротворяет и примиряет. Она гармонизирует внешнее и внутреннее напряжение состояний.

Всякая переменная мечтает устаканиться — уконстантиться.

Но и напротив того, по известному закону стремления к противоположному, иные константы грезят о переменных значениях!

Потерянное пространство, отвергнутое время, неучтённое измерение…

Переключив рефлексию в режим переоценки ценностей,.. никаких ценностей не обнаруживаю!

Почему-то деньги появляются к вечеру, когда магазины вот-вот закроются… А вкус бытия и понимание ценности жизни — когда она уже почти на излёте…

Заблудившийся и фатально запоздавший причинно-следственный вектор?