Перейти к содержимому

Переход в эру постгуманизма возможен и осуществится тогда, когда всякая тварь — не только человек, но всякая букашка, пчёлка, червячок и любая другая биоформа жизни — обретет мировое сознание замысла Божия и вселенскую радость соучастия в нем.
Это деятельное откровение, обретение и исполнение истинно христианской мировой сострадательности человека и всего живосущего, способного к целостному восприятию разумного всеединства и к должному сопричастию явлениям Божьего мира.
И тогда, в творческом выражении и раскрытии всемирно-природного сочувствия сбудутся чаяния Франциска Ассизского, видевшего живую душу братьев по жизни в каждом явлении природы…

Известен курьезный факт, как в начале отечественной компьютерной эры, в 90-е годы XX столетия, прознав про вирусы, поражающие компьютер, особо предусмотрительный пользователь работал на клавиатуре в перчатках, чтобы исключить риск собственного заражения от оргтехники.

Нынче, в условиях пандемии коронавируса и тенденции цифровизации всего и вся — самого бытия социума и даже психологии человека, — напротив, совсем не исключена вероятность появления цифрового аналога коронавируса и инфицирования им мировой информационной сети. Напуганные пользователи уже готовы работать на компьютере в медицинских масках и перчатках, чтобы постараться исключить саму возможность заражения — теперь уже компьютера от человека! — реальным, биологически активным вирусом.

Четвертый индустриализм уверено начинает эру и прокладывает путь «технологического детерминизма» — техно-эволюционной неизбежности/необходимости определенных достижений/открытий/технологий на определенных ступенях развития человечества/разумной жизни. Это описывается структурой-аттрактором развития. Гарантированного. Но бездушно-чуждого и… скучного для ветхого человека...

Они арии не по происхождению, они «лучшие» не по крови и даже не по природному уму, а по технологии, по киберевгенике. Эти существа действительно составят «последнюю касту» на Земле, размежеванной на частные царства наиболее одарённых, умных, энергичных постгуманных людей — теперь уже сверхлюдей, выкупивших свои лучшие качества за ветхо-технологичные бусы у владельцев эзотерических технологий кибермедицинского инжиниринга. И потому они уже по-праву будут считаться биогенетической элитой планетарного, безвозвратно продифференцированного, человечества. Это избранные и реальные властелины реального мира — нефальсифицированного, материально-естественного и экологически отфильтрованного. Остальной «психомассе» био-разумного живого вещества планеты — в удел лишь виртуальный мир и все доступные формы воображаемого, до полного смешения с ускользнувшей реальностью чувствования, эпикуреизма.

«Первоначальное накопление капитала», когда-то выписавшее пропуск наиболее предприимчивым в клуб организаторов и вожаков бизнеса, теперь переоформляется в «высокотехнологичное обретение элитарности», в право на сверхъестественную избранность…

Угроза человечности — не со стороны роботов, а со стороны совершенных людей, слишком совершенных, чтобы быть совместимыми с дарами ветхой человеческой природы.