Перейти к содержимому

В большинстве случаев и для большинства людей в обычном общении вовсе не нужна Правда — исчерпывающая и беспримесная, им нужна лишь та ее часть, которая, сохраняя информационное правдоподобие, не создает для них психологического дискомфорта.
Это простая жизненная мудрость, к которой иногда приходится приходить через болезненное переживание деградации и разрыва важных социальных связей…
Это неожиданный и очень грустный опыт, в котором общение катастрофически утрачивает свою душевную подлинность, личностную откровенность и психологическую ценность прямо в момент говорения «избыточной» правды, в конечном счете, оказывающейся ненужной, неуместной, невостребованной и потому разрушительной для взаимоотношений...

В прежне-возрастные времена не обижался на современников, понимая, что сам не[совершенен|идеален]… И потому предвзято извинял себя.
Теперь не обижаюсь на иных, понимая, что и они не [идеальны|совершенны]… И потому беззлобно оправдываю их.
Итак, осознание и принятие эмпирического факта несовершенства человеческой природы совершает возрастной оборот в блаженное чувство совершенной необиды, даже не требующей прощения (ибо, в конечном счете, некого и незачто прощать).
И на какие нравственно-чувственные орбиты выведет такая тяга, или в каких ментальных заводях притопит такой тренд?..

Увы, можно не иметь сильности превозмогать свои слабости, т. е. не иметь достаточно силы, чтобы противодействовать свой слабе.
Иначе говоря, бывают проблемные ситуации, когда оказываешься не настолько нравственно и физически крепким, разумным, волевым и чувственно собранным, чтобы преодолевать соблазны, влечения и пороки, и тем самым не обнаруживать себя зависимым, личностно незрелым человеком.
А иные поучают лукавой эго-эмпирической мудростью «полюби себя!», и сами в таком зашкаливающем внекритическом самолюбии, неизбежно вырождающемся во всепрощающее самолюбование и восторженное самодовольство, не ведают, о чем бессмысленно рефренят.

К нынешним годам персонально обретенного и эвристически аккумулированного умственного потенциала уже хватает для того, чтобы нелукаво понять: он мог бы быть выше, причем самостоятельно психо-накультуренным, если бы была использована настойчивая практика дисциплинированного развития и приложения большего усердия в труде сосредоточенного осмысления действительности, осознанного образования и воспитания своего ума, в исполнении богоуподобляющего долга сущностно-углубленного мышления! :-(

Иногда сознание оказывается в пограничной зоне — на пересечении рефлексивного «проигрывания» действительно-реального и мнимо-реального, во власти процессов «сверхпамяти». Это функция мозга в режиме дополненной памяти, генерирующая фантазийно восполненную и причудливо оптимизированную реальность прошлого. Стробируя настойчивые импульсы внешнего мира и порождая внеопытный экзистенциальный поток личности, эта ментальная «экранизация» виртуальной истории человека актуально-параллельно определяет его текущее переживание.
Принцип компенсации не[до]пережитых ощущений прежних дней?