Перейти к содержимому

В жизни — реальной, эмпирически бренной — никогда нельзя ждать!
Неважно чего, — упаси Бог, плохого, но и даже хорошего. Нельзя пропускать «вхолостую» бесценные благодаренные дни жизни в бессильно-пустом и созерцательно-пассивном ожидании каких либо грядущих событий, исполнения обетований, свершения пророчеств и т. д.
Нужно посильно благо-действовать, сотворяя лучшую реальность мира, а значит и реальность своей судьбы.

В чудесном детстве мы так пронизаны стихийным чувством совести, что наши неопытные, случайно-невольные грехи с избытком возмещаем нашей небесно-изначальной, от рождения благостно вверенной нам Богом непорочностью.
В отчаянной молодости мы так безрассудны, что наши искренние благомысленные намерения и добродетельные поступки безмятежно легкомысленно и гедонистически щедро разбавляем греховными проявлениями нашей натуры.
В зрелом возрасте мы настолько опытны, что уже отчетливо различаем, что есть грех и в чем заключается добронравность, устанавливая компромиссный, эмпирически оптимальный баланс этих антиномически противоборствующих начал.
В преклонном возрасте мы столь измождены жизнью, что само существование оборачивается и благой немощью греха, и горьким бессилием благого деяния. Но и сама немощь для эволюционно автономного существа есть (и именно так, неизбежно, будет осознана!) природный грех, который затмевает всякую мыслимую добродетель.

Принимает ли, засчитывает ли Бог молитву живого грешника за ушедшего в мир иной праведника? Нужна ли вообще какая-либо молитва за того, чья светлая душа уже заведомо определена Частным судом в небесную обитель? И каков нравственно-духовный статус самого́ грешного просителя в такой молитвенной ситуации?
Каковы земные и небесные контуры молитвенной энергии?

Бог принципиально внеэмпиричен и обыденно отстранен. Он определяет мировые законы бытия, а не судьбу отдельного человека. В своей повседневной жизни личность свободна в проявлении собственной воли.
Иначе говоря, индивид сам отвечает за генеральную линию, конкретное содержание и конечный исход своей жизни, которую он определяет исходя из личного понимания и восприятия, экзистенциального раскрытия предустановленного онтологического порядка, из соотнесения своего существования с трансцендентной основой бытия.

Умение признавать ошибки — сверхбожественное качество, ибо Бог никогда ошибок не совершает, а значит и опыта признавать свои погрешности не имеет! И тем более — извиняться за них?
Да и вообще говорить «на равных» ему не свойственно...