Перейти к содержимому

В процессе живого общения иной раз возникают (могут) противоречивые ситуации:
~ когда не знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься, естественно (с заранее  неопределенной вероятностью);
~ когда [думаешь, что] точно знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься по крупному, безусловно (психологически-вероятностно)!
В таких частных случаях незнание, неопределенность оказывается меньшим злом. А уверенность, знание как противодействие энтропии, наоборот, парадоксальным образом увеличивает риск неправильного решения.
В такой исключительной ситуации незнание оказывается потенциально менее вредоносным, чем знание (даже если оно истинно!)!
«Знание — сила», но вектор действия этой силы может быть отрицательным.

Конкретное проявление жизни изначально и всегда бренно; отдельная жизнь обязательно и всегда конечна в своей природной логике, жизнь и миг бытия — это разные определения одного и того же феномена, это синонимично-параллельные понятия и тождественные явления.
Бытие же вечно, но это уже сверхжизненность, это непрерывный континуум жизней, каждая из которых самоценная и равноценна любому другому экзистенциальному вектору. Для биологического индивида такое возможно только при сверхбиологическом преобразовании жизни, традиционно длимой на хрупком клеточном субстрате, в надбиологическую форму жизненности, развертываемую на качественно ином субстрате, в бессубстанциальном виде (информационный тензор, компьютерная нейросеть?).
Если человек как представитель биологического вида ищет бессмертия, он должен распрощаться и отречься от своей чувственно переживаемой экзистенциальности, которая-то и составляет психоэмоциональную суть жизни. Психологический теин в экзистенциальном чаю...
Бессмертие и жизнь, в определенном смысле — явления противоположные. И да здравствовала бы именно жизнь как трагический опыт переживания состояния психобиологической, глубоко индивидуально окрашенной активности, если бы... по ту сторону бренного существования — за горизонтом его эмпирически мимолётного мига — нас ждала сверхэмпирическая — и сверхнравственная, сверхсознательная — бытность...

Спиралевидный эволюционный вектор мирового развития: возникая из бездонного Ничто, мир оформляется: получает реализацию в различных формах материальной природы, его объективация осуществляется рядами материальных категорий — овеществленных сущностей — предметов, сгустков энергий, взаимодействий...

Достигнув полноты оформленности, выразив все потенциально возможные формы объективации, мир начинает вспятное движение: он стремится расформироваться, т.е. совлечься всех форм, утратив их и став полностью бесформенным — в виде первичного синкретического «бульона», протовещества в сингулярном состоянии, — а значит готовым к новому оформлению, обретению новых форм объективации. Это состояние подобно энергии огромного творческого потенциала чего-то нового, совершенно иного... Это всепотенциальное и великое Начало, источаемое пульсаром Вечности...

Дление жизни вдоль стрелы времени требует постоянного определения векторов решений, детерминирующих криволинейную стрелу судьбы.
Влекущие стрелы бытия…

Вокруг и рядом одноразовые люди — не бытийствующие субъекты, а скудельные жильцы, экзистенциальные постояльцы, которые… в общем порыве эмпирической жизни определяют эволюционный вектор глобального социума на период, далеко выходящий за горизонт осознания ими должного онтологического состояния мировой реальности.
Цивилизационная стихия. Социально-политическое и культурно-историческое неведение (т. е. отречение от) абсолютных целей.